Швейная каторга

Репортер

Мордовская колония оказалась в центре информационного скандала

На этой неделе одна из мордовских колоний вновь оказалась в центре правозащитного скандала. В этот раз речь идет о женской исправительной колонии № 2, где отбывающие наказание дамы «не легкого поведения» трудятся на швейном производстве. Как сообщает газета «Коммерсант», правозащитники требуют проверить сообщения о царящих в колонии «рабских условиях труда» осужденных.

«Вынуждены трудиться с восьми утра до девяти вечера»
По данным «Коммерсанта», всю разоблачительную «кашу» заварила заключенная Анна Гайдукова, отбывающая в колонии девятилетнее наказание по наркотической статье. Осенью прошлого года она рассказала священнику, что новое руководство колонии ввело «рабские условия труда» на швейном производстве. Тот сообщил об этом представителям фонда «Русь сидящая».
Сотрудничающий с тюремным фондом адвокат Даниил Берман приехал в Мордовию и смог встретиться с жалобщицей в больнице. «Всех заключенных незаконно заставляют работать без выходных и праздников. Перед нами поставлена задача за неделю изготовить 600 полных костюмов для работников РЖД (штаны, куртка, капюшон и пр.). Это примерно 120 костюмов в день, - говорится в письменных показаниях Анны Гайдуковой, которые попали в руки журналистов газеты «Коммерсант». - Поскольку в колонии сейчас 160-170 заключенных, это очень большая нагрузка».

Чтобы выполнить такой большой план по пошиву, применяются свои хитрости. Как утверждает Гайдукова, «примерно в 18 часов каждый день администрация колонии отключает видеонаблюдение, чтобы не было видно, что все заключенные находятся в цехах». В результате женщины вынуждены трудиться с восьми утра до девяти вечера, причем на обед выделяют десять минут, а в туалет выпускают раз в день. Месячная зарплата работниц составляет всего 11 тысяч рублей, а после вычета «за коммунальные услуги и налоги» им остается не более 5 тысяч рублей. Не сумевшие выполнить план получают 400-500 рублей.

Анна Гайдукова завила, что направляла жалобы, но их вернули обратно в колонию, после чего женщину избили и угрожали «сгноить в СУС» (строгие условия содержания).

Через две недели адвокат Берман снова приехал в Мордовию, но ему не удалось встретиться с подзащитной. «После нескольких часов ожидания в ИК-2 мне вынесли бумажку, где якобы рукой Анны Гайдуковой был написан отказ от встречи с адвокатом, - рассказал журналистам «Коммерсанта» Даниил Берман. - Я потребовал, чтобы она лично подтвердила написанное, но сотрудники колонии отказали».

За неделю до Нового года упрямый защитник вновь пожаловал в колонию № 2, но и в этот раз вместо встречи с Анной Гайдуковой он получил от ворот поворот. - «Мне вынесли бумажку с якобы отказом заключенной от встречи. Причем бумажку не дали даже прочитать - о ее содержании мне сообщили устно».

Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на юристов фонда, тех заключенных, что пытаются предать огласке нарушения в колониях, часто лишают помощи адвокатов. Их могут запугивать или, напротив, пообещать УДО - и в результате человек подписывает отказ от свидания с адвокатом.

Показания Анны Гайдуковой, по информации федеральных СМИ, подтвердила и бывшая заключенная Алеся Бондаренко, которая отбывала срок в той же колонии до ноября 2020 года. - «В ИК-2 заставляют работать по 12-14 часов в швейном цехе, в том числе и в выходные дни. Сотрудники говорят, что никто не запрещает ходить в туалет, но если кто-то идет в туалет в неположенное время, то наказывают всю бригаду. К работе также привлекают осужденных с детьми. В случае невыполнения плана сотрудники не отпускают после смены к ребенку, а заставляют работать».

Омбудсмен республики Валерий Левин сообщил московским журналистам, что не может лично встретиться с Анной Гайдуковой из-за карантина. По словам уполномоченного, в УФСИН ему пояснили, что женщина отказалась от встречи с адвокатом потому, что тот нарушил договоренности: «обещал (женщине) привезти нотариуса, а приехал один». При этом Валерий Левин заверил, что Анна Гайдукова «свободно и добровольно» может письменно пожаловаться ему на нарушение трудовых прав.

В свою очередь, РИА «Новости» сразу же распространило сообщение пресс-службы республиканского Управления ФСИН, где информацию о непосильном труде осужденных в женской колонии № 2 назвали не соответствующей действительности.

«В пресс-службе мордовского УФСИН заверили, что рабочий день в колонии, согласно Трудовому и Уголовно-исполнительному кодексам России, «составляет 40 часов в неделю». Работа, как утверждает ведомство, длится с 8:30 до 17:00 с получасовым перерывом на обед.
Среднюю зарплату осужденных колонии в УФСИН оценили в 9,9 тысячи рублей в месяц. Конкретная сумма «зависит от выполнения нормы выработки». «После начисления заработной платы производятся удержания по исполнительным листам, искам, удержания за питание и коммунально-бытовые услуги. На лицевой счет осужденных зачисляется не менее 25 процентов суммы начисленной заработной платы. Например, в сентябре 2020 года осужденной Анне Гайдуковой, о которой идет речь в публикации, была зачислена на лицевой счет заработная плата в размере 10 453 рубля», - подчеркнули в ведомстве.

«Каторжный почин» активистки Pussy riot
Заметим, что впервые о каторжном труде в мордовских колониях заговорили в 2013 году, когда с заявлением в Следственный комитет обратилась Надежда Толоконникова. Активистка скандально известной панк-группы Pussy riot сидела как раз в нашем Дубравлаге и на себе испытала все прелести здешнего «швейного марафона». Она сообщила правозащитникам, что заключенных заставляют работать на швейном производстве по 16-17 часов в сутки. Вдобавок Толоконникова уверяла, что начальник исправительного учреждения лично угрожал ей убийством. Впрочем, шумиха в прессе, которую подняли оставшиеся на свободе сторонники активистки, довольно быстро сошла на нет. Подтвердить слова осужденной оказалось попросту некому. Сокамерницы Надежды Толоконниковой заявляли, что в колонии все хорошо, условия труда вполне соответствуют нормам, а заработная плата - закону. В итоге представители президентского совета по правам человека, прибывшие в колонию для проверки заявлений активистки, отбыли ни с чем. Уголовное дело об угрозе убийством тоже возбуждать не стали.

Все расставила по своим местам внезапная скрытая проверка, проведенная центральным руководством ФСИН России в мордовской колонии № 14. Подводя ее итоги, заместитель начальника ведомства Валерий Максименко открыто признал, что Надежда Толоконникова в своих заявлениях была права. Эта инспекция, проведенная в декабре 2018 года, разрушила карьеру начальника мордовской ИК-14 Юрия Куприянова.

Как следовало из пресс-релиза, распространенного пресс-службой СКР по РМ, не позднее октября - декабря 2018 года представитель руководящего состава колонии незаконно организовал привлечение осужденных, содержащихся в исправительном учреждении, к выполнению сверхурочных работ на швейном производстве, в том числе в ночное время. Разумеется, согласия заключенных на сверхурочку никто не спрашивал. Хотя законодательство это подразумевает. То есть официально незаконное ночное производство функционировало в колонии всего пару месяцев. Однако заместитель начальника ФСИН России Валерий Максименко, комментируя отстранение от должности начальника мордовской ИК-14 Юрия Куприянова, заявил, что подозрения на его счет у руководства ведомства были давно. Несколько раз даже проводились соответствующие проверки, но результата они не давали. Осужденные боялись говорить о рабских условиях труда в колонии, а руководство исправительного учреждения старательно опровергало все слухи. Но некоторое время назад на имя Валерия Максименко пришла жалоба от осужденной ИК-14. В документе содержались заявления о рабском труде, к которому принуждают заключенных женщин. После этого сигнала в ФСИН РФ решились провести внезапную скрытую проверку мордовской колонии. Она, по словам Валерия Максименко, и принесла результаты.

- Представители центрального аппарата ФСИН зашли в колонию и попытались ознакомиться с видеоархивом, - рассказал Валерий Максименко. - Видеоархив стал уничтожаться прямо у них на глазах. И в дежурной части, и в центральном управлении стирались, удалялись файлы. Установить факты нарушений удалось с помощью видеорегистраторов, которые сотрудники колонии носят при себе. Следует отметить, что, комментируя результаты проверки, Валерий Максименко не стеснялся в выражениях. По его словам, речь шла о полном беззаконии. Осужденных заставляли работать до часу ночи, обшивать детей и выполнять левые заказы, которые привозили какие-то коммерсанты.

- С помощью левых заказов Куприянов, по всей видимости, набивал свои карманы! - заявил заместитель начальника ФСИН РФ. - Но это должно установить следствие.

При этом Валерий Максименко подчеркнул, что вместе с Юрием Куприяновым своих должностей лишились те, кто принимал участие в организации незаконного производства в мордовской колонии.

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Мордовия, год 2020

«ВС» по традиции вспоминает самые значимые события в жизни республики, беды и радости, определившие облик уходящего года

«В Новый год без долгов»

Как можно получить информацию о  задолженности, направить заявление в службу и записаться на прием к должностным лицам, рассказывает...