Капитально влетели

Репортер

В Саранске за аферы с материнским капиталом на 10 миллионов рублей на скамью подсудимых сядут три десятка человек

МВД по РМ завершило расследование беспрецедентного по масштабу уголовного дела об аферах с обналичиванием материнского капитала. Ущерб по нему составил 10 миллионов рублей, а само дело заняло 100 томов! Идейным вдохновителем махинации правоохранители считают 51-летнюю жительницу Саранска Альбину Бусаргину. А в круг ее подельников следствие включило четырех риелторов - 41-летнего Олега Ильина, 56-летнюю Анастасию Воробьеву, 35-летнюю Майю Козыреву и 58-летнюю Надежду Саменкову. Из пятерых фигурантов под домашним арестом находятся Бусаргина и Ильин, остальные - под подпиской о невыезде. Отвечать перед законом за мошенничество при получении выплат придется еще и 26 мамочкам, незаконно получившим деньги по сертификату материнского капитала.

Покосившиеся лачуги по цене коттеджей
«Помощь при обналичивании материнского капитала» - такие объявления с лета 2017 года распространялись среди жителей Мордовии. Информация о такой услуге циркулировала по интернету, тиражировалась с помощью объявлений на дверях подъездов и остановках. При этом всем известно, что по закону материнский капитал можно потратить только на улучшение жилищных условий, образование ребенка или пенсионные накопления матери. Обналичивание этих средств вне закона, за такие хитроумные операции предусмотрена уголовная ответственность. Об этом, как представляется, знает каждая женщина фертильного возраста. Однако потребность в деньгах заглушила страх перед тюрьмой для нескольких десятков матерей из Саранска и районов республики.

Женщины звонили по объявлению и живо интересовались, как быстро можно получить наличные, используя сертификат. Помогали им в этом «капитальном процессе» Альбина Бусаргина и ее знакомые риелторы. Мамочкам предлагали купить в районах Мордовии (Ромодановский, Ардатовский, Дубенский, Атяшевский и другие) полуразвалившиеся частные дома по завышенной цене. По договору цена этих «хором» достигала 400 тысяч рублей, а на деле покосившийся домик стоил не больше 50 тысяч, причем его износ составлял 70-80%. Сами дома матерям были не нужны, договоры купли-продажи жилья служили формальным основанием для обналичивания материнского капитала.

Благодаря Бусаргиной мамочкам выдавали займы на покупку домов в потребительских кооперативах. Альбина по доверенности являлась партнером сразу нескольких организаций: «Народная касса», «Кедр», «Поддержка» и «Ипотечный квартал». Когда необходимые документы имелись в наличии и был оформлен договор купли-продажи, Бусаргина помогала подать бумаги в Пенсионный фонд и получить займ под материнский капитал. Займ сразу же делился - часть доставалась матерям, еще часть шла за услуги кооперативу, выдавшему займ, часть отходила Бусаргиной и риелтору, нашедшему дом. Примечательно, что некоторые лачуги перепродавались от одной мамочки к другой. Вскоре масштабной аферой заинтересовались сотрудники Межрайонного отдела по борьбе с организованной преступностью Управления уголовного розыска республиканского МВД. Уголовные дела были возбуждены не только на организаторов этой махинации, но и на матерей. Им предстоит отвечать по той же статье, что и Бусаргиной, - «Мошенничество при получении выплат».

Как заявила официальный представитель МВД России Ирина Волк, причиненный ущерб по делу превысил 10 миллионов рублей. По уголовному делу прокурором утверждено обвинительное заключение, в ближайшее время дело будет направлено в суд для рассмотрения по существу.

«Мне было все равно, какой дом, лишь бы получить какую-то сумму наличными»
Фигурирующие в этом «социальном деле» жительницы республики сотрудничают со следствием и активно дают показания. «ВС» удалось узнать позицию нескольких матерей. «Я живу с сожителем и 9-летней дочерью, - говорит Ольга Киушкина. - От первого брака у меня также есть 23-летний сын, который служит в армии. Официально нигде не работаю, только подрабатываю в домоуправлении дворником. Сожитель тоже официально не трудоустроен, зарабатывает шабашками на стройке. В среднем доход нашей семьи составляет 20 тысяч рублей. В 2009 году у меня родилась дочь, я оформила сертификат на выплату материнского капитала. Материальное положение нашей семьи было тяжелым, денег постоянно ни на что не хватало. Тогда я воспользовалась правом получения единовременной выплаты из средств материнского капитала. Получила 12 тысяч рублей. Сколько денег осталось, уже не помню. Несколько лет сертификат лежал дома, и я не знала, что с ним делать и как распорядиться причитающимися деньгами.

В начале 2016 года дальняя родственница из Нижнего Новгорода заявила, что программу материнского капитала закроют и все причитающиеся мне деньги будут аннулированы. Еще она рассказала, что в Саранске есть люди, которые могут помочь приобрести за счет средств материнского капитала недорогую недвижимость, цену которой в договоре купли-продажи завысят, но при этом можно обналичить часть денег и потратить на свои нужды. Предложение меня заинтересовало. Родственница дала номер сотового телефона риелтора Анастасии Воробьевой и объяснила, что она поможет обналичить деньги с сертификата.

Позвонила риелтору, сказала, что нахожусь в тяжелом финансовом положении, на мне висят неоплаченные кредиты, да и дочь к школе нужно собрать. Сказала, что сертификат на материнский капитал лежит мертвым грузом. Воробьева выслушала и обещала помочь - найти недорогой дом в районе Мордовии и оформить от моего имени договор купли-продажи. Мне объяснили, что цена недвижимости будет завышена, чтобы получить всю сумму сертификата и обмануть Пенсионный фонд. Еще риелтор сказала: «Чем дешевле купим дом, тем больше наличных от сертификата достанется». Нужно было создать как можно большую разницу между ценой на дом и средствами, которые хранятся на моем лицевом счете в Пенсионном фонде. Мне было все равно, какой дом и где будет приобретаться, лишь бы получить какую-то сумму наличными.

Я понимала, что схема, которую предложила Воробьева, незаконна. Знала, что придется предоставлять в Пенсионный фонд липовые сведения о цене дома. Знала, что покупка дома будет носить формальный характер, потому что жить в нем не собиралась. После снятия обременения планировала дом сразу же продать и обналичить средства капитала. На аферу согласилась из-за тяжелого материального положения семьи.

Риелтор просила за услуги по оформлению документов 5 тысяч рублей, но таких денег у меня не было. Она обещала взять расходы на себя, а потом вернуть деньги из обналиченных средств. Через несколько дней специалист по продаже недвижимости позвонила и пригласила в офис на первом этаже гостиницы «Саранск». Там она познакомила меня с Альбиной Бусаргиной - представителем банка, через которого проводятся финансовые операции, связанные с покупкой дома. Бусаргина еще раз объяснила схему по обналичиванию средств материнского капитала. Еще предупредила, что у меня есть непогашенные кредиты и со мной не согласятся работать другие банки. Альбина заявила, что будет оформлять документы через кредитно-потребительский кооператив граждан «Кедр». Бусаргина старалась подробно объяснить, каким образом будет происходить процедура получения кредита, но я ничего не поняла и не запомнила, поскольку в этом не разбираюсь».

«От маткапитала достались 80 тысяч и ветхий сельский дом»
«Спустя несколько дней позвонила риелтор и заявила: «Я нашла дом за 300 тысяч рублей в селе Сабанчеево Атяшевского района, приезжай, смотри». С сожителем поехали в Сабанчеево и нашли дом, - продолжает Ольга Киушкина. - Жить в доме было невозможно без капитального ремонта фундамента, крыши, полов. Переезжать в дом мы и не собирались, эта халупа нужна была только для создания видимости улучшения жилищных условий.

После этого в течение месяца в сопровождении риелтора и Бусаргиной я занималась оформлением документов в различных учреждениях. Они постоянно меня сопровождали, так как я не ориентировалась в этих вопросах. При оформлении документов не смотрела на их содержание, так как не разбираюсь.

Альбина объяснила, что суммы в договоре будут отличаться от реальных, но заверила: «Не стоит на это обращать внимание, поскольку это связано с процентами, которые банк забирает себе при проведении финансовых операций». Возражать не стала, так как были нужны наличные.

В начале июня 2016 года собрала пакет документов и сдала в Пенсионный фонд. В августе того же года позвонила Бусаргина и сообщила, что «Кедр» одобрил займ на дом в Сабанчееве. Приехала в офис, где мне выдали ключи от жилища. После покупки дома жилищные условия семьи не улучшились, сделка носила формальный характер, чтобы обналичить средства материнского капитала. В доме в Сабанчееве была один раз перед покупкой.

После приобретения дома приехала риелтор и привезла 80 тысяч рублей, ту сумму, ради которой я формально покупала дом. Я была довольна, что у меня в собственности есть жилище и наличные, чтобы погасить долги и банковские кредиты, а также собрать дочку к первому сентября в школу. Ни Бусаргина, ни риелтор не объясняли, куда были потрачены остальные деньги. Но я рассудила так: если дом стоит 300 тысяч рублей и на руки отдали 80 тысяч рублей, то оставшуюся часть денег - 40-60 тысяч рублей - забрал банк за услуги.
В дальнейшем намеревалась продать дом, так как семье он был не нужен. Пока он находится у меня в собственности, так как нет свободного времени его продать, а Бусаргина и риелтор отказываются помочь в продаже, хотя перед покупкой обещали выкупить это жилище за наличные. Потом поняла, что из средств материнского капитала (437 тысяч рублей) получила только 80 тысяч. 65 тысяч рублей ушли на комиссию в «Кедр». Остальное досталось Бусаргиной и риелтору. Позже в полиции показали заключение эксперта, согласно которому стоимость дома в Сабанчееве составляет 70 тысяч рублей».

В дальнейшем Ольга Киушкина признала вину в полном объеме, раскаялась и обещала вернуть похищенные деньги. Женщина заключила досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием.

«Деньги потратила на погашение кредитов, на детей, покупку продуктов и одежду»
«Живу с родителями и двумя сыновьями 8 и 3 лет, - рассказывает свою историю жительница Рузаевки Людмила Куликова. - С мужем развелась еще в 2008 году. Детей родила от других мужчин, с которыми сейчас не общаюсь, алименты они не платят. Родители - пенсионеры, в декрете жили только на их пенсию. Когда младшему сыну исполнилось 1,5 года, устроилась на работу. Денег все равно не хватало, тогда написала заявление в Пенсионный фонд и получила из средств материнского капитала 20 тысяч рублей. Все деньги потратила на продукты и одежду для детей. Тянуть в одиночку двоих детей было тяжело, приходилось брать кредиты, чтобы как-то жить.
На деньги материнского капитала - 433 тысячи рублей - планировала купить недорогое жилье в Рузаевке, но подходящих вариантов найти так и не смогла. Цены были гораздо выше суммы, которая полагалась по сертификату. В июне 2016 года в интернете нашла объявление по оказанию услуг, связанных с приобретением жилья на средства материнского капитала. Набрала номер, указанный в объявлении. Ответившая женщина предложила пообщаться лично в офисе в гостинице «Саранск». Собеседницей оказалась Альбина Бусаргина. При встрече она рассказала: «Можно найти дом, хоть и старенький, но за меньшие деньги, а в договоре поставить всю сумму, причитающуюся по материнскому капиталу. Тогда ты получишь не только жилую площадь, но и деньги на руки, то есть обналичишь сертификат». Предложение Бусаргиной показалось интересным, и я дала согласие на такую схему.

Вскоре на машине мужа Бусаргиной вместе с риелтором поехали смотреть дом в село Симкино Б. Березниковского района. Это была ветхая лачуга, заросшая травой, без коммуникаций. Жить в доме было невозможно. Риелтор заявила, что хозяйка просит за него 190 тысяч рублей (позже эксперт сделает заключение, что дом стоит не более 90 тысяч рублей). Дом не понравился, но меня стали убеждать, что главное - обналичить материнский капитал, а потом жилище можно продать такой же мамочке, еще и заработать на этом. Поддавшись на уговоры, я согласилась.

Оформлением документов занимались Бусаргина и риелтор. В договоре купли-продажи увидела, что стоимость дома завышена и составляет 380 тысяч рублей. Параллельно с документами на жилье Бусаргина оформила договор займа между мною и кооперативом «Кедр» на покупку дома. Сумма займа составила 372 тысячи рублей, из которых 61 тысяча уходила «Кедру» в качестве процентов. Вскоре получила займ, 190 тысяч рублей передала мужу Бусаргиной за покупку дома, у меня остались 182 тысячи - та сумма, ради которой я формально покупала дом. Деньги потратила на погашение кредитов, долгов, на детей, покупку продуктов и одежду.
Прошло время, и я обратилась к риелтору и просила помочь продать дом. Специалист по продаже недвижимости заявила, что готова найти покупателей на жилище за 100 тысяч рублей. Хотела продать дороже, обратилась к Бусаргиной, просила ее продать дом под маткапитал другой мамочке. Альбина заявила, что это займет много времени. В итоге согласилась на предложение риелтора и продала дом за 100 тысяч рублей. Получилось, что всего обналичила 282 тысячи, 61 тысяча ушла на комиссию в «Кедр», Бусаргина и риелтор, по-моему, получили около 80 тысяч рублей».

«Своей вины не признаю»
Альбину Бусаргину арестовали в марте прошлого года. Следователь настаивал на заключении женщины под стражу, однако суд отправил ее под домашний арест.

«Уроженка города Наманган Узбекской ССР, проживаю и зарегистрирована в Саранске по улице Ульянова, имею высшее образование, замужем, являюсь опекуном двух взрослых дочерей, инвалидов по психическому заболеванию с детства, - сообщила в свое время в суде дама. - У меня есть еще взрослый сын. Я пенсионер, официально не работаю, ранее не судима…
Подозрения в махинациях с материнским капиталом - клевета. Я лишь выполняла обязанности согласно должностной инструкции. У меня есть организация, с которой я работаю. Я действовала исключительно в рамках инструкции.

Своей вины не признаю. Я не оказывала никакого давления на клиентов. Только предложила клиенткам нанять адвоката. Мамы, которые обращались за займами, сейчас на контакт со мной не идут. Если я буду сидеть под домашним арестом, то ни с кем общаться не буду. Мешать следствию не собираюсь, разве что помогать. Что знаю, все излагаю следователю…

…Если в отношении жилого дома организация требует предоставить оценочную экспертизу либо акт осмотра, все это я им передавала. В организации есть служба безопасности, куратор, оценочная служба. Моя задача была только в том, чтобы приложить необходимые документы.

Виновата только в том, что не взяла на себя право выбирать - работать с этим клиентом или нет. За меня это решала организация. Если бы это было в моей компетенции, то, может быть, я не работала бы с этими заемщиками. Просто отказала бы им, и все! Но у меня нет таких полномочий. Если обратился клиент, я должна отсканировать документы и отправить их в организацию, а там уже делают выводы - выдавать займ или нет».

Алексей Николаев

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Новый сезон

Финальным аккордом, завершающим Всероссийский Год театра, станет открытие нового театрального сезона. В Саранских театрах он стартует уже в...

Match day

В Саранске в день игры молодежных сборных России и Сербии подготовлена большая развлекательная программа

«Сокращений не будет!»

Новые собственники «Тепличного» обещают обойтись без «крутых» мер и взвинчивания цен на продукцию

«5 ЖИЗНЕЙ» ХОРОШИХ ВЕЩЕЙ

В современном мире люди потребляют вещей и услуг гораздо больше, чем в прежние времена. Зачастую это приводит к тому, что на свалках оказываются...