«Погружение на глубину в двести метров переносится очень тяжело»

Социум

Офицер-подводник из Саранска - о службе на АПЛ и возрождении подводного флота России

Месяц в ледяных водах Арктики, несколько дней нахождения на двухсотметровой глубине, десятки тысяч морских миль, пройденных в боевых походах. Это далеко не полный перечень испытаний, которые успешно преодолел житель Саранска Олег Ксенофонтов. Несколько лет он прослужил на подводном ракетном крейсере стратегического назначения «Брянск». Совсем недавно в звании капитан-лейтенанта уволился с военной службы и вернулся в родной Саранск. Об особенностях службы на АПЛ, причинах трагедии подлодки «Курск» и ночных кошмарах американских моряков он рассказал корреспонденту «ВС».   

«Профессионализм важнее суеверий»
«ВС»: Олег, вы выросли в Саранске, а это не морской город. Как вы попали служить на подводный флот?
О.К.: В 1997 году я поступил учиться в Нахимовское училище в Санкт-Петербурге. В 2000 году окончил обучение в училище и там же в Питере поступил на ракетный факультет института. В 2005 году получил звание лейтенанта и поехал служить.

«ВС»: Можете вспомнить, какие настроения были среди курсантов института, когда стало известно о гибели атомной подводной лодки «Курск»?
О.К.: Я как раз только поступил в институт. Мы находились в лагере, когда стало известно об этой трагедии. Коротко настроение в курсантской среде можно описать одним словом «шок»! Но сразу скажу, что никакой паники среди курсантов не было.

«ВС»: Во время учебы вам объясняли, почему произошла эта трагедия?
О.К.: Версий среди курсантов ходило много, но на занятиях нам никто ничего не объяснял. Тогда, да и сейчас тоже можно только предполагать, что там произошло на самом деле. Думаю, мы узнаем об этом только тогда, когда эту информацию рассекретят. Но это будет еще не скоро.

«ВС»: После известия о гибели лодки и ее экипажа у вас не возникало чувства страха, что такое может произойти и с вами?
О.К.: Нет. Понимаете, каждый из нас по-своему переживал эту трагедию, но говорить о страхе… Если бы он был, я бы, наверное, просто бросил службу.

«ВС»: После окончания института вас сразу распределили служить на подводную лодку?
О.К.: Нет. Некоторое время я служил в Мурманской области, но на берегу в службе обеспечения. В 2011 году меня вообще сократили, несколько лет я работал на «гражданке», а потом решил восстановиться на флоте. И вот тогда меня уже отправили служить на атомную подводную лодку «Брянск». Это атомный ракетный крейсер стратегического назначения.

«ВС»: Служба на таком корабле имеет массу особенностей. Можете о них рассказать?
О.К.: Конечно, служить на ракетном крейсере стратегического назначения не легко. Ты постоянно находишься в морях на боевых дежурствах. Дома не появляешься месяцами.

«ВС»: Каким был самый дальний поход, в котором вам пришлось поучаствовать?
О.К.: Арктика. Там мы провели почти месяц. Несколько дней провели на двухсотметровой глубине.

«ВС»: Для человека нахождение на такой глубине является тяжелым испытанием?
О.К.: Конечно. Каким бы подготовленным физически и морально ни был человек, погружение на глубину в двести метров переносится очень тяжело. Ведь подводная лодка - это своего рода контейнер, который напичкан различным оборудованием. Оно постоянно находится в работе. Шум, электромагнитное излучение, нехватка свежего воздуха. К техногенным моментам добавляются моральные. Ты понимаешь, что находишься за тысячи миль от берегов да еще на такой глубине.

«ВС»: У подводников есть какие-то свои приметы? Например, не бриться перед выходом в море или еще что-то в этом роде?
О.К.: У кого-то, конечно, есть. Но лично я не суеверный человек. И среди моих сослуживцев не было таких людей, которые в приметы верили бы больше, чем в собственный профессионализм и профессионализм своих товарищей.

«Бардака на флоте нет вообще!»
«ВС»: Во время вашей службы на подводном флоте наша страна вела активные боевые действия против террористов в Сирии. В них принимали участие и наши подводные лодки. Один только удар ракетами «Калибр» чего стоит. Вашему кораблю не довелось поучаствовать?
О.К.: Нет. Дело в том, что у подводных лодок стратегического назначения, скажем так, несколько другие задачи. Если нам дают команду на применение оружия, значит, дела в мире совсем плохи.

«ВС»: В этой связи ощущение того, что и от твоих действий в том числе может зависеть судьба целого мира, не давит на психику?
О.К.: Как вам сказать... Понимаете, мы же не в частную фирму пришли работать. Мы понимаем, что служим Родине, выполняем свой долг. Поверьте, если будет соответствующий приказ командования, ни у кого из членов экипажа не возникнет сомнений в необходимости применения оружия.

«ВС»: Так получилось, что в годы вашей службы произошло, если хотите, возрождение подводного флота страны. Вы на себе чувствовали разницу между тем временем, когда вы только поступили в институт, и тем, что есть сейчас?
О.К.: Конечно, если сравнивать то, что было раньше, и то, что есть сейчас, это - небо и земля. И я сейчас имею в виду не только денежное содержание военнослужащих и техническое оснащение армии и флота в целом. Просто, если говорить о конце 90-х годов прошлого века и начале 2000-х годов, в армии и на флоте было очень много откровенного бардака. Кстати, многие специалисты считают это одной из причин трагедии, произошедшей на «Курске». Поймите, таких трагических ситуаций при должном отношении в принципе не должно происходить на флоте. Но тем не менее с разной периодичностью они происходят. Причем не только у нас. Недавно, например, случилась трагедия с аргентинской подводной лодкой. Но я могу со всей ответственностью вам заявить, что сейчас бардака не просто стало меньше, его вообще нет! Организация службы на флоте действительно впечатляет. Личный состав занимается исключительно боевой работой и учебой. Постоянно проводятся учения, чья главная цель - отработка действий в тех или иных ситуациях, которые могут возникнуть во время боевого похода. Понимаете, успех в боевом походе целиком и полностью зависит от слаженности действий экипажа. Простой пример: возникает на лодке какая-то нештатная ситуация. Корабль в этот момент находится на большой глубине. В такие моменты счет может идти на секунды. Если кто-то из членов экипажа замешкается, испугается или еще что-то в этом роде, последствия могут быть печальными не только для него самого, но и для всего корабля. А если речь идет об атомной субмарине, то и для всего мира.

«ВС»: Тогда можете охарактеризовать общий уровень подготовленности экипажа «Брянска»? Имею в виду даже не офицерский состав, а, прежде всего, матросов, старшин и мичманов?
О.К.: Начну с того, что на атомных подводных лодках служат исключительно военнослужащие по контракту. Я общался со многими из них и могу откровенно сказать, что уровень их подготовки очень высокий. Таких случаев, чтобы должность на подводной лодке получил плохо образованный человек, нет. Многие ребята рассказывали, что пошли на подводный флот, потому что их отцы в прошлом служили на субмаринах. Кого-то привлекает романтика службы на подводной лодке. Конечно, есть и те, кто идет на флот, потому что там платят хорошие деньги. Но в этом ведь тоже нет ничего плохого. Главное, чтобы человек профессионально исполнял свои обязанности.

«ВС»: В одном известном советском фильме было сказано, что у подводников самая короткая жизнь. Согласны с этим?
О.К.: Я бы так не сказал. Лично мне известны примеры, когда человек, всю свою жизнь посвятивший подводному флоту, доживал до глубокой старости и при этом находился в здравом уме и твердой памяти.

«По мощи флота Россия не уступает США»
«ВС»: Во время вашей учебы и службы на подводном флоте вам наверняка приходилось изучать военную мощь потенциального противника. Можете сравнить качественный и количественный состав российского атомного подводного флота и его американского конкурента?
О.К.: Конечно, мы подробно изучали и качественный, и количественный состав американских флотов. И могу вам сказать, что, несмотря на количественное превосходство американцев, по качеству и боевой мощи мы точно им не уступаем.

«ВС»: Настоящим ночным кошмаром для американских моряков являются новейшие российские субмарины проекта «Ясень». Как офицер атомного подводного флота можете объяснить, чем обусловлен этот страх?
О.К.: Главной отличительной особенностью подлодок нового поколения является их бесшумность. Средства противолодочной борьбы, стоящие на вооружении военно-морского флота США и других стран, просто не могут их обнаружить. Кроме того, эти субмарины способны с одинаковой эффективностью действовать как против транспортных и боевых кораблей, так и против береговой инфраструктуры. К сожалению, а может быть, к счастью, более подробной информацией о новых стратегических ракетоносцах я не располагаю. Надеюсь, и наш потенциальный противник не владеет этими сведениями.

«ВС»: Почему после стольких лет службы на флоте вы оказались на «гражданке»?
О.К.: Некоторое время назад у меня возникли определенные проблемы со здоровьем. По этой причине мне и пришлось уволиться.

«ВС»: Эти проблемы как-то связаны со службой на подводной лодке?
О.К.: Скорее да, чем нет. Дело в том, что они стали следствием малоподвижного образа жизни.

«ВС»: Чем планируете заниматься дальше?
О.К.: Скажем так, сейчас я нахожусь в свободном плавании, занимаюсь воспитанием детей. Моему старшему сыну недавно исполнилось пятнадцать лет. Это как раз тот возраст, когда можно поступать в Нахимовское училище. Что же касается лично меня, то планы на будущее, конечно, есть, но озвучивать их преждевременно.

«ВС»: Обратно на флот не тянет?
О.К.: Слукавлю, если скажу, что не тянет. Ведь бывших подводников не бывает. А с другой стороны, я понимаю, что отдал российскому флоту все, что мог. И сожалеть об этом не буду никогда!

Алексей Константинов

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«ПОЛКА ДОБРА» В САРАНСКЕ

Добра в городе стало больше! Вот уже несколько месяцев, как в Саранске реализуется актуальный проект - в некоторых магазинах города появилась...

Взятки на покойниках

В Октябрьском суде вынесен приговор бывшему сотруднику дежурной части отдела полиции УМВД по Саранску 38-летнему Александру Гудкову. Он...

Кина не будет

Госфильмофонд незаконно потратил 325 миллионов рублей на реконструкцию саранского кинотеатра