Сергей Горобченко: «Я убежден, что в корневой системе предков заключаются самые главные чувства»

Социум

Сергея Горобченко сделал популярным фильм «Бумер». После этого в его карьере было огромное количество ярких ролей и в кино, и в сериалах. А на днях в прокат вышел фильм «Несокрушимый», где Сергей Горобченко сыграл одну из главных ролей. Мы поговорили c артистом не только об этой кинокартине и съемках в новых фильмах и сериалах, но и о личной жизни. И конечно, о детях. Напомним: у артиста их шестеро - четыре сына и две дочери.
 
Кино и жизнь
- Сергей, фильм «Несокрушимый» рассказывает о подвиге наших танкистов во время Великой Отечественной войны. Вы раздумывали, прежде чем согласились на съемки? 
- Нет, согласился сразу. У меня не было даже тени сомнения. Это же военный материал, наше героическое прошлое - обязательно надо сниматься! Вот по герою вопросов было много. Мой персонаж - замполит, и у него даже речевая пластика особая. Он должен быть ярким, убежденным, способным убеждать других людей. И со своей харизмой. 
- Пришлось для создания образа изучать какие-то архивные документы?
- Конечно, смотрел некоторые материалы. Много размышлял. Старался соответствовать образу. Оказаться в этой ситуации войны - пусть даже не настоящей, а художественно приближенной - это же очень непросто... Мой дед прошел всю войну «от и до». И все предметы на съемочной площадке в таких картинах - это для меня не просто реквизит, даже каждая гильза для меня что-то значит. Представляю всегда внутренним взором, проникаюсь чувством: как это было тогда, как это могло быть... Потому что мы, кто не пережил этого в реальности, можем только представлять… 
- Дед вам рассказывал про те годы? 
- Рассказывал, но не очень много. Все прошедшие войну люди немногословны насчет происходивших тогда событий. Наверное, потому, что столько крови, смертей, потерь и боли было... Да и, конечно, тогда и любовь, и жизнь для них, фронтовиков, значили гораздо больше, чем для нас, для мирного поколения… 
- В каких проектах вы сейчас принимаете участие?
- Я просто не знаю, не помню - можно ли говорить, называть телеканалы… Есть условия контрактов... Скажу только, что за лето было у меня участие в проектах и для Первого канала, и для телеканала «Россия», и все они очень интересные. В одном из проектов мы рассказываем историю советских времен - конфликт двух уральских семей, который сродни шекспировскому. Там больше десяти серий, и мой персонаж проживает временной отрывок. У меня там сложный грим, ведь за такой срок - от 40 лет до почти 70 - человек заметно меняется. У меня там даже правнуки появляются - и это, как оказалось, очень волнующе. Ну и, конечно, интересно было видеть работу и гримеров, и костюмеров, и режиссера. Мы все вместе пытались создать художественно достоверный образ, и это было не так просто! 
 
Сюрприз от агента
- Сергей, вы выполняете трюки на съемках?
- Да, но не фанатично. Зачем я буду отнимать у каскадеров их хлеб? Зачем делать то, что я не могу делать так же качественно, так же счастливо, как это делают они?! Они же не лезут в актерские дела - зачем же мне нарушать этот порядок?
- Ваша первая роль была в одном из самых популярных сериалов - в «Агенте национальной безопасности»…
- Совершенно верно.
- А вы знаете, что собираются снимать продолжение этой истории, сериал возвращается на наши экраны?
- Да? Я не знал! Честно. Какое чудо! И там будет Миша Пореченков?
- Да.
- Это невероятно! Это очень круто! Было бы круто продлить историю моего персонажа, рассказать, что он стал серьезным компьютерщиком, и так далее… Это может быть очень интересно… Спасибо, что сказали!
 
Принципы воспитания
- Сергей, у вас две младшие дочери. Обычно у пап более трепетное отношение к девочкам. Признайтесь честно: наверное, они из вас веревки вьют? 
- Аня, моя первая дочка - ей сейчас четыре года. Я ей говорю: «Аня, ты из меня веревки вьешь!» Она отвечает: «Да, макарошки!» (Смеется.) Она это понимает. И в этом у нас есть маленькая проблемка, но со временем, думаю, что исправим. С Соней - это вторая моя дочка, ей сейчас всего два годика - с ней не так. Она просто не успела еще дойти до этого. Но она тоже уникальная личность, хоть и маленькая еще совсем. Некоторые говорят, что неважно, четверо, пятеро у тебя детей или больше, - ты все равно многодетный. Но это неверно. Даже между пятью и шестью - колоссальная разница, и я это чувствую. Ведь каждый ребенок уникален, к каждому из них нужен свой подход… 
- Но при всей их уникальности есть какие-то принципы, которые бы вы хотели привить своим детям?
- Да, конечно. Стараемся, чтобы в воспитании был акцент на уважение к старшим, предкам, своим корням. Насколько это получается возможным. Рядом с нами живет бабушка Любовь Флорентьевна Миронова - а детям она уже прабабушка - ей сейчас 92 года. Я убежден, что в корневой системе предков заключаются самые главные чувства - и чувство Родины, и любви настоящей. Если не будет этой связи, то человек не сможет обрести нормального понимания Родины, я убежден в этом. Дело тут не в названии: Россия ли это, СССР - это не так важно. Дело - в уважении к нашим предкам, дань памяти…
 
Предрасположенность к актерству
- Кем хотят быть дети?
- Мечты постоянно меняются, трансформируются из одного в другое. Мы внимательно это выслушиваем, и любим эти мечты, и разговариваем на эту тему. Стараемся даже развивать, потому что в этом есть элементы дружбы и взаимодействия. Но более пристально я присматриваюсь к их природным способностям. Стараюсь в каждом из них найти то, что он может делать лучше, чем другие. Это, как мне кажется, очень важно. А то у нас фантазий может быть сколько угодно. Я хочу, чтобы мой ребенок занимался в жизни любимым делом, в котором он может преуспеть. У меня нет амбиций - привить что-то такое, чего в нем не существует. Я просто смотрю внимательно. У Петра, например, сильный голос, мощный звуковой аппарат, есть прекрасный слух, и я стараюсь аккуратно в эту сторону направлять его развитие. Не перегружать, а просто немного направить, чтобы он смог это использовать в своей будущей профессиональной жизни… Способность в человеке обязательно проявится. Главное - помочь ее реализовать, не загубить.
- Вы же тоже, кстати, пели - у вас даже своя музыкальная группа была…
- Я и сейчас пою. Но при этом понимаю, что в первую очередь я - актер. Физиологическая предрасположенность у меня именно к актерству. Когда был маленьким, я этого не понимал. Только обращал внимание на то, что к сцене у меня было особое отношение: с удовольствием пел, играл на гитаре, нравилось это делать. Легко повторял за людьми некоторые их качества и особенности. Понял ясно, что мое место на сцене, только в 21 год, пройдя определенный опыт ошибок. Которые, кстати, оказались нужными…
Валерия Хващевская

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«Ночь искусств» наступит 4 ноября

Соцопросы показывают, что люди стали чаще ходить в музеи и театры. Это касается не только Первопрестольной, но и Саранска. Те, кто не могут найти...

Игорный бизнес по понятиям

Сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РМ разоблачили бригаду «азартных» дельцов,...