«СМУ-1 выплатило потерпевшим по 1,5 млн рублей»

Репортер

Следственный комитет по РМ назвал обвиняемых в деле об обрушении лестничных маршей, в результате чего погибли три строителя

Следственный комитет по РМ завершил расследование уголовного дела по факту обрушения лестничного марша в строящемся многоэтажном доме в Саранске на пересечении улиц Гагарина и Фурманова. Обвинение предъявлено 50-летней начальнице лаборатории и отдела технического контроля предприятия «Железобетон» Надежде Сехчиной и 37-летнему бывшему начальнику формовочного цеха Владимиру Моисееву. Им предстоит отвечать перед законом по двум статьям Уголовного кодекса: «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей трем лицам» и «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

8 экспертиз
Обрушение лестничных маршей на строительном объекте произошло 13 ноября 2017 года. Во время разбора завалов из-под обломков были извлечены тела погибших работников строительной организации: 58-летнего Равиля Кокурина, 31-летнего Дмитрия Колесникова и 40-летней Светланы Гущиной. Еще один пострадавший, 24-летний Геннадий Цыганов, в тяжёлом состоянии был доставлен в реанимационное отделение. Полученные им травмы были квалифицированы как тяжкий вред здоровью.

Как заявила старший помощник СКР по РМ Наталья Афанасьева, для детального выяснения всех обстоятельств дела следствием была проведена кропотливая работа. Допрошены 40 свидетелей, в том числе руководство ООО «Строительно-монтажное управление № 1», возводившего дом. Проведено 8 различных судебных экспертиз, в том числе наиболее сложная - комплексная трассологическая, металловедческая, строительно-техническая экспертиза. Следствие проанализировало и значительный объём документации (проектная документация на объект строительства, должностные инструкции работников строительной организации, должностные обязанности и функции изготовителя железобетонных конструкций АО «Железобетон» и другие документы).

Лестничный марш был изготовлен с нарушением проектных характеристик
Следствие выяснило, что смонтированный на межэтажную площадку 10-11 этажей лестничный марш, изготовленный предприятием «Железобетон», был выполнен с нарушением проектных характеристик. В частности, вместо трех арматурных сеток было установлено две с отсутствием целостности одной из них в нижней (растянутой) зоне лестничного марша, толщина защитного слоя бетона была 45 мм, при установленных рабочими чертежами 10 мм. То есть бетона было залито больше, чем нужно, из-за этого давление на арматуру увеличилось.

Во время строительных работ на объекте с башенного крана на дефектный лестничный марш упала металлическая цепь весом более 10 килограммов, из-за чего на пятой ступени марша образовались трещины. Когда один из погибших каменщиков наступил на этот лестничный марш, тот просто обвалился, вызвав обрушение лестничных маршей с десятого по первый этаж. Как полагает следствие, подобное стало возможным из-за ненадлежащего исполнения сотрудниками предприятия «Железобетон» своих профессиональных обязанностей. Они не обеспечили соблюдение установленных требований при производстве лестничного марша, своевременно не выявили допущенные нарушения, приняли произведенный лестничный марш на склад готовой продукции «Железобетона», подтвердив его соответствие требованиям технической документации. Однако согласно должностным инструкциям обвиняемые обязаны были выявить изъяны, снять с производства и запретить реализацию такого лестничного марша.

Нарушения строителей не повлияли на обрушение
В рамках расследования были выявлены и некоторые нарушения строительных норм и правил, допущенные работниками ООО «СМУ-1». Однако они не повлияли на обрушение, хотя и касались нюансов монтажа лестничного марша.

Кроме того, было установлено, что с 6 по 13 ноября 2017 года при строительстве злосчастного дома обязанности прораба по устному указанию руководства без приказа и ознакомления с должностной инструкцией осуществлял работник, до этого являвшийся руководителем проекта на других строящихся объектах. Чтобы не допустить подобных нарушений и принять дополнительные меры по контролю качества продукции для строительства, руководству СМУ-1 внесено представление. В процессе следствия также внесено представление министру строительства, транспорта и дорожного хозяйства Республики Мордовия о принятии мер по проверке объектов строительства на территории Республики Мордовия, на которые осуществлялась поставка продукции предприятия «Железобетон».
Следователями СК собрана исчерпывающая доказательственная база - материалы уголовного дела составили 10 томов, утверждено обвинительное заключение, и уголовное дело в ближайшее время поступит в суд для рассмотрения по существу.

«Лестничный марш выдерживал нагрузку в 238 килограммов при нормативе 1,7 тонны»
Подробности расследования громкого уголовного дела об обрушении «ВС» рассказал следователь по особо важным делам СКР по РМ Олег Канайкин:
- По нормативу лестничный марш этой серии согласно ГОСТам должен быть изготовлен из трех армированных сеток, одна из них растянута снизу, другая в середине и третья наверху. Лестничный марш, который был изготовлен в октябре 2017 года, имел две сетки. На пятой ступени лестница выдерживала нагрузку в 238 килограммов при нормативе 1,7 тонны. Этот лестничный марш был изготовлен 4 октября, поставлен на строительную площадку 8 ноября, а смонтирован между 10-11 этажами через три дня. До обрушения лестница простояла около 2 часов. А затем рухнула.

В тот день под этой лестницей работали две женщины-малярши, Светлана Гущина и ее напарница, еще двое рабочих, Дмитрий Колесников и Геннадий Цыганов, поднимались по лестнице на уровне 3-4 этажей. Мужчины шли с обеда на свое рабочее место на 10-м этаже. В тот момент на 11-м этаже работали каменщики Равиль Кокурин и дядя Геннадия Цыганова. По словам крановщика, они поставили поддон с кирпичом весом около 2 тонн на межэтажную плиту, на которой стояла та самая лестница. Стали отцеплять металлические стропы крана от поддона, в этот момент с крюка с высоты 5 метров сорвалась цепь весом более 10 килограммов и рухнула на лестничный марш. Оказалось, что на крюках крана не было фиксаторов, которые предотвращают падение с них различных предметов.

Падение цепи дало нагрузку на лестничный марш весом в 550 кг. Как я уже говорил, этот марш мог выдержать нагрузку в 238 кг вместо положенных 1,7 тонны. На лестнице появилась трещина, этого не заметил Кокурин, который давал указание крановщику. Равиль ступил на лестничный марш, чтобы поднять цепь, и в этот момент конструкция под ним рушится. Лестница весом 2 тонны падает с высоты 3 метра с нагрузкой уже в 5 тонн. Естественно, нижестоящий марш тоже не выдерживает такой нагрузки - рушится, и далее обрушение происходит вплоть до 1-го этажа. В итоге это привело к гибели трех человек и тяжёлым травмам еще одного рабочего.

«Гущина могла бы спастись, если бы не слушала музыку в наушниках»
- Равиль Кокурин упал в шахту вместе с маршем, Дмитрия Колесникова и Светлану Гущину также завалило, - продолжает Олег Канайкин. - Возможно, женщина могла бы спастись, но в тот момент она слушала музыку в наушниках и не слышала, как началось обрушение. Светлану зажало между стеной и плитой. Ее напарница услышала грохот и успела отскочить на общий балкон. Какое-то время Гущина была жива и просила о помощи, однако быстро подобраться к ней было невозможно, помочь женщине было некому. Вскоре Светлана скончалась от травматического шока. Цыганова от гибели спало то, что в момент обрушения он находился не на лестнице, а на межэтажном перекрытии. Дядя Цыганова за мгновение до обрушения ушел к лифтовой шахте и момента обрушения не застал. Сразу после обрушения прораб строительного объекта позвонил в МЧС и вызвал спасателей.
Рухнувший лестничный марш вместе с двумя другими были отправлены в Чебоксары на экспертизу. Исследование показало, что два других марша были изготовлены по такой же схеме, что и лестница, которая дала трещину первой, то есть тоже не соответствовали нормам.
- Пытались ли производители маршей таким образом сэкономить?
- Мы рассматривали эту версию, но не пришли к такому выводу. Во время расследования мы не нашли подтверждения тому, что у кого-то был умысел и кто-то давал указание сэкономить на материалах.
- Почему обвинение было предъявлено именно начальнице лаборатории и отдела технического контроля и бывшему начальнику формовочного цеха?
- Формовщики - это фактически люди с улицы, начальники показали им один раз, как нужно делать, а дальше они изготавливали лестничные марши самостоятельно. Может быть, кто-то из них забыл, как правильно делать, и технология не соблюдалась, поскольку никто не контролировал этот процесс. На предприятии это никому было не интересно до тех пор, пока не произошла трагедия. По должностным инструкциям проверять качество и технологию изготовления лестничных маршей должны были сотрудники предприятия «Железобетон» - начальник лаборатории и отдела технического контроля Надежда Сехчина и начальник формовочного цеха Владимир Моисеев. По факту они этого не делали.
- Куда еще «Железобетон» поставлял дефективные лестничные марши?
- Лестничные марши поставлялись еще на один строительный объект по улице Псковской. Лестницы там проверили, выяснили, что они дают трещины, однако их вовремя укрепили арматурой. Информации, что подобные лестничные марши использовались где-то еще, у нас нет. Примечательно, что такой вид маршей использовался еще в советские времена и сейчас его практически нигде не применяют. Почему применяли при строительстве домов по улицам Фурманова и Псковской? Потому что изначально были такие проекты.
- Есть ли стопроцентная уверенность, что подобные лестничные марши больше никуда не поставлялись?
- Мы запрашивали данные с 2015 года и выявили только на объекте по улице Псковской. Поставлялись ли такие лестничные марши до 2015 года, неизвестно. Мы написали представление в министерство строительство с требованием проверить все объекты.
- Как давно фигуранты уголовного дела трудятся на предприятии «Железобетон»?
- Надежда Сехчина работает на предприятии с 1983 года. Имеет техническое образование. Трудилась на разных должностях: начинала лаборантом, со временем доросла до начальницы лаборатории и отдела технического контроля.
Бывший начальник формовочного цеха Владимир Моисеев имеет техническое строительное образование. На предприятии он трудился с 2013 года, занимал должности начальника различных цехов. В должности руководителя формовочного цеха проработал 9 месяцев с мая 2017 года. С предприятия Моисеев уволился в феврале этого года по собственному желанию.
- Какие показания дают обвиняемые?
- Сехчина и Моисеев выразить свое отношение к предъявленному обвинению отказались. Оба сослались на свое конституционное право и не стали давать показания в качестве подозреваемых и обвиняемых. Однако оба допрашивались в качестве свидетелей на начальной стадии следствия. Например, на вопрос: «Вы проверяли в тот день лестничные марши?» - ответ был такой: «Может, да, а может, нет». Предъявляем схему сборки марша, спрашиваем: «Посмотрите, правильная ли схема?». Отвечают: «Нет». А почему же так получилось? Потому что формовщики так положили. А вы за ними проверяли? Получается, что нет!
- Получается, что Сехчина и Моисеев ставили подписи на продукции без всякой проверки?
- На деле схема должна была выглядеть так. Арматуру сначала варят, потом забирают в формовочный цех. Затем их начинают закладывать с специальную форму. После этого начальник формовочного цеха Моисеев и начальник ОТК Сехчина должны подойти проверить, если арматура заложена правильно, то они дают добро на заливку бетоном. Затем готовое изделие помещают на 15 часов в специальную комнату застывать, а после этого ставится штамп ОТК. На деле же было так: формовщики забирали арматуру, размещали в формы, без какой-либо проверки сами заливали, и все. Позже Сехчина и Моисеев ставили свои подписи, что технология соблюдена, на деле ничего не проверяли.
- Избиралась ли к обвиняемым какая-то мера пресечения?
- Сехчина и Моисеев находятся под подпиской о невыезде.
- На каком этапе следствия вы пришли к выводу, что именно Сехчина и Моисеев станут обвиняемыми по делу?
- Это произошло в конце февраля этого года после получения результатов комплексно-технической экспертизы.
- Руководство предприятия, получается, ни при чем?
- Если бы в должностных инструкциях Сехчиной и Моисеева не было прописано, за что они отвечают, то ответственность понесли бы руководители.
- Предъявили ли потерпевшие иски по делу?
- Пока нет, возможно, они сделают это в судебном процессе. Известно, что СМУ-1 выплатило потерпевшим по 1,5 млн рублей.
- Есть информация, что родственникам погибших предлагали квартиры в этом же доме.
- Следствию об этом ничего не известно.

«Каким-то чудом удалось отпрыгнуть на балкон»
13 ноября в строящемся доме № 16 «а» по улице Фурманова рухнули лестничные марши с 10-го по 1-й этаж. Во время инцидента на лестнице находились пятеро рабочих - четверо из них оказались мгновенно погребены под завалами. Одному удалось отпрыгнуть в сторону и тем самым спасти себе жизнь. Живым из-под обломков спасателям удалось извлечь только одного рабочего - Геннадия Цыганова, троих пострадавших спасти не удалось.

Сначала из-под завалов были извлечены тела двух погибших рабочих. Ими оказались Равиль Кокурин и Дмитрий Колесников. Спасатели продолжили поиски, под завалами оставалась штукатур-маляр Светлана Гущина. Известно, что в момент обрушения она красила перила в подъезде дома. Сотрудники МЧС рассчитывали, что женщина еще жива. Надеялся на это и находившийся рядом с местом трагедии супруг Светланы. В какой-то момент мужчине стало плохо, и ему потребовалась медицинская помощь. Спустя полчаса спасатели вынесли на балкон тело, завернутое в большой черный пакет. Стало понятно, что спасти женщину не удалось.

Пятым работником, кому чудом удалось спастись при обрушении, оказалась напарница Светланы Гущиной маляр Елена. Женщина призналась, что до сих пор у нее перед глазами стоит роковое мгновение, когда посыпались лестничные перекрытия и придавили людей. «В тот момент мы со Светланой поднимались по лестнице, впереди шли Кокурин, Колесников и Цыганов. Мы шли, разговаривали, и вдруг лестница стала рушиться, я шла последней, каким-то чудом удалось отпрыгнуть на балкон. Это была страшная картина - бетонные лестничные плиты придавили моих коллег.

Я слышала, как люди кричали и стонали. Однако ничем не могла помочь. Под завалами я видела Геннадия Цыганова, Дмитрия Колесникова. Гена был еще жив. Кто-то из коллег предупредил меня, чтобы я никуда не пыталась уходить с балкона, дабы не спровоцировать нового обрушения. Через какое-то время приехали спасатели и с помощью лестницы спустили меня на землю. Со Светланой Гущиной мы проработали вместе более 10 лет. Она была замечательным человеком и трудолюбивым сотрудником… Очень жаль и мужчин - Равиля Кокурина и Дмитрия Колесникова…».

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«ПОЛКА ДОБРА» В САРАНСКЕ

Добра в городе стало больше! Вот уже несколько месяцев, как в Саранске реализуется актуальный проект - в некоторых магазинах города появилась...

Жертвы регресса

Пешеходов, виновных в ДТП, предлагают освободить от обязанности компенсировать стоимость ремонта поврежденного авто