«Я верила врачам!»

Репортер

Юрист из Саранска добивается миллионной выплаты от больницы за некачественно проведенную операцию

Десять месяцев между жизнью и смертью - таков итог обращения за медицинской помощью 35-летней жительницы Саранска Татьяны Черных. В марте прошлого года ее на «скорой» госпитализировали в 3-ю городскую больницу Саранска. Женщине сделали операцию, повредив при этом внутренности, и много дней лечили от несуществующих болезней. С трудом встав на ноги, она обратилась в суд. Но признавать свою ошибку врачи отказались. Историю одной болезни изучил корреспондент «ВС».
 

«У Вас было сильное воспаление, нужно подождать»
Последний год своей жизни саранский юрист Татьяна Черных иначе как кошмаром не называет.
- Знаете, я всегда считала себя здоровым человеком, - говорит женщина, - но, попав в эту больницу, поняла, насколько хрупко это понятие.
В ночь с 12 на 13 марта прошлого года Татьяну Черных увезла «скорая».
- У меня начались сильные боли в области живота, - вспоминает женщина. - Первичное обследование в 3-й горбольнице проводил дежурный врач. Именно он и озвучил мне первоначальный диагноз: воспаление поджелудочной железы и наличие камня в желчном пузыре. Проведенное утром следующего дня обследование подтвердило этот диагноз.
Мне разъяснили, что в течение нескольких дней мне будут медикаментозно снимать воспаление внутренних органов, после чего выпишут из стационара с рекомендацией плановой операции по удалению желчного пузыря. Но уже на следующий день на утреннем обходе ко мне подошел заведующий хирургическим отделением и предложил провести операцию по удалению желчного пузыря, не выходя из стационара. Меня уверили, что предлагаемый метод операции по удалению желчного пузыря является наиболее эффективным методом лечения желчнокаменной болезни, что такая операция является малотравматичной и дает хорошие результаты. Врач заверил меня, что уже через три дня я буду дома и забуду о тех болях, которые меня мучили. Я поверила врачу, полагая, что он и будет проводить операцию, поэтому и дала письменное согласие. Только после операции я узнала, что меня оперировал хирург Власов. С этого дня и начались все мои страдания. Никто из врачей не сообщил мне о реальном состоянии здоровья. Это уже потом выяснилось, что в ходе операции был выявлен и поставлен новый диагноз - острый гангренозный калькулезный холецистит, проще говоря, гангрена желчного пузыря. В правом боку у меня было установлено два дренажа с дренажными пакетами для сбора желчи. Ни через три, ни через четыре дня на мои вопросы ни о дате выписки из стационара, ни о том, почему у меня из полости живота через дренаж в дренажный мешок продолжает выделяться желчь по 400-500 мл/сутки, никто не мог ничего ответить. Мне повторяли только одно: «У вас было сильное воспаление, нужно подождать». В последующие семь дней состояние моего здоровья ухудшалось. Выделение желчи в дренажный пакет не уменьшалось, я ощущала сильную слабость и постоянные головокружения. Ни заведующий отделением, ни оперирующий, ни лечащий врачи не могли назвать причину желчеистечения. Как я понимаю, вопрос о механическом дефекте проведенной операции ими даже не рассматривался. Спустя неделю было произведено повторное обследование, выявившее у меня язву двенадцатиперстной кишки и распространение патологического процесса за пределы органа. На словах мне объяснили, что желчь не идет в двенадцатиперстную кишку, а поступает в брюшную полость. На вопрос, откуда взялась язва, если ее раньше не было, мне ответили, что она могла возникнуть из-за перенесенной инфекции, химического воздействия лекарств, в том числе после применения анестезии при проведении операции, а также из-за стресса. О том, что язва могла образоваться в результате механической травмы, врачи, естественно, умолчали.
Еще десять дней меня лечили медикаментозно. Я верила врачам и надеялась, что после излечения язвы организм начнет работать так, как нужно. Но состояние моего здоровья только ухудшалось. Выделение желчи в дренажный пакет не уменьшалось, в результате чего я ощущала сильную слабость и постоянное головокружение.  

«Назад в палату люди не возвращались!»
- Через две недели после госпитализации мне снова сделали обследование, - продолжает Татьяна Черных. - На этот раз к язве добавились новые болезни - папиллит и бульбит. Плюс мне еще раз сообщили, что желчь не поступает в кишку. Еще неделю меня лечили таблетками, уколами, капельниками. Но результата это не приносило. Не только для врачей, но и для меня стало очевидно: проблема желчеистечения вовсе не в язве. Тогда оперировавший меня врач выдвинул новое предположение. Он так и сказал: «Вы уникальный человек! У всех два печеночных протока, а у вас три». Конечно, я не верила ни в какую уникальность своего организма. Я понимала, что мне просто врут в глаза. Я каждый день видела, как людей увозили на операции, а назад в палату они не возвращались. Мне постоянно говорили «подождать», «все само зарастет», намекали на отказ от лечения, мол, «дома и стены помогают», но я настаивала на установлении истинного диагноза и полном моем излечении. Понимаете, я - юрист, в последние годы занималась представлением прав граждан и юридических лиц в судах. С дренажным мешком я просто не смогла бы выполнять свою работу. А значит, осталась бы без средств к существованию. К тому же мне, как индивидуальному предпринимателю, больничный лист не оплачивается. А ведь мне не только себя нужно было обеспечивать, но и ребенка на ноги поднимать и пожилым родителям помогать! Меня продолжали «лечить» уколами, таблетками, капельниками. А желчь продолжала идти наружу. Я стала сильно терять в весе. Через месяц нахождения в стационаре я потеряла в весе двадцать килограммов! Слабость, головокружения, невозможность длительное время находиться в вертикальном положении стали для меня привычным состоянием. Только через МЕСЯЦ безуспешного лечения врач под моим напором был вынужден обратиться за консультацией к главному внештатному специалисту министерства здравоохранения Владимиру Ипатенко. Он рекомендовал провести фистулографию (вид рентгенологического исследования свищевых ходов с применением контрастного вещества - прим. ред.). «Надо провести еще одно обследование, - сообщили мне в больнице. - Оно, конечно, ничего не даст, но раз Ипатенко сказал - сделаем. Так что надеяться на результат не нужно - готовьтесь к операции!». Но предположение заведующего отделением не подтвердилось. 13 апреля прошлого года была проведена фистулография. На рентгеновском снимке в области печеночного желчного протока были четко видны его сужение и рубец. Проще говоря, при проведении первой операции врач повредил мне желчный проток, в результате чего и образовался наружный желчный свищ. Но, даже установив истинную причину желчеистечения, врачи не извинились за допущенную ошибку, оперировавший врач оправдывал ситуацию тем, что «было сильное воспаление, и он не мог видеть и предупредить повреждения». После консультации с Владимиром Ипатенко мне назначили проведение сложной полостной операции по реконструкции желчного протока. Она необходима в том случае, если система желчных протоков была случайно повреждена во время удаления желчного пузыря через несколько небольших надрезов в брюшной стенке. Что же касается бульбита и папиллита, то этих заболеваний у меня никогда не было.

«Мне говорят: «Ты - дилетант!»
Чтобы больше не утомлять читателя медицинскими терминами, скажем лишь, что из больницы Татьяна Черных была выписана в начале мая прошлого года. Но на окончательное восстановление ушло еще несколько месяцев. Да и говорить о нем можно весьма условно.
- Владимир Ипатенко сказал, что теперь мне всю жизнь придется быть под наблюдением врачей, - вздыхает Татьяна Черных. - Хотя по сравнению с тем, что было в период нахождения в больнице, состояние моего здоровья сильно улучшилось.
Но мириться с таким положением дел юрист и бывший сотрудник правоохранительных органов не захотела. Она обратилась в Следственный комитет.
- В СКР мне сообщили, в действиях врача усматривается состав преступления, - продолжает Татьяна Черных. - Но в связи с тем, что я обратилась в суд, расследование было приостановлено до разрешения дела по существу.
В гражданском иске Татьяна Черных просит взыскать с лечебного учреждения триста тысяч рублей за некачественную медицинскую помощь и еще семьсот тысяч за причиненный вред здоровью.
- Первоначально на словах врачи признавали свою ошибку, - говорит Татьяна Черных, - но когда дело дошло до судебного разбирательства, отказались от своих слов. Более того, из моей медицинской карты начали исчезать результаты некоторых обследований. А чиновники различных ведомств, в которые я обращалась, лишь прикрывают действия врачей. Хотя в ответе на мои обращения говорят, что проводили проверку, в результате которой были выявлены нарушения и виновные привлечены к ответственности.
На сегодняшний день по иску Татьяны Черных состоялось уже пять судебных заседаний. Первоначально рассмотрение заявления женщины проходило в открытом режиме, однако потом по ходатайству медработников судебный процесс объявили закрытым.
- Знаете, я очень благодарна Владимиру Ипатенко, - признается Татьяна Черных. - Это он спас мне жизнь. Боюсь даже предположить, чем все это могло бы закончиться, если бы не он. Но я намерена пройти эту дорогу до конца и добиться, чтобы виновных в моих страданиях привлекли к ответственности по-настоящему. Если этого не сделать, они могут покалечить еще не одну жизнь!

Алексей Константинов

 

                       

 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Приговор Калашникову - отменить!

Верховный суд Мордовии отменил приговор 43-летнему директору предприятия «Стерх» Павлу Калашникову. В августе этого года Рузаевский...

Жертвы регресса

Пешеходов, виновных в ДТП, предлагают освободить от обязанности компенсировать стоимость ремонта поврежденного авто