Превысил и прирезал

Репортер

 

Неожиданный приговор был вынесен Старошайговским районным судом по громкому делу о смертельной битве за женщину. В ней «на поле брани» пали 29-летний Юрий Чудаев и его брат, 33-летний Алексей Чудаев, еще один участник тех событий - 34-летний полицейский из Подмосковья Юрий Дьяков - был ранен. Обвинялся в расправе над мужчинами 47-летний юрисконсульт местной больницы Валерий Гришин. Он устроил кровавую бойню из ревности к бывшей жене. Суд решил, что обвинение не предоставило веских доказательств вины Валерия Гришина в убийстве, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, и покушении на убийство. Фемида расценила действия подсудимого как превышение пределов необходимой обороны. Валерий Гришин был освобожден в зале суда. 
 
«У Натальи с Юрием были интимные отношения»
«Раньше я состоял в браке с Натальей Гришиной, у нас двое совместных детей - 13-летний сын и 5-летняя дочь, - рассказывал на следствии Валерий Гришин. - В октябре 2015 года мы с Натальей развелись. Детей по решению суда оставили с матерью. Развелись мы потому, что у нее появился любовник. Наталья работает директором учреждения социальной защиты населения по Старошайговскому району. Водителем у нее работал Юрий Чудаев. Мне достоверно известно, что у них с Натальей были интимные отношения. При этом Наталья их не скрывала.
Раньше у нас с Юрием были хорошие отношения. Летом 2015 года они испортились, потому что супруга переехала из дома жить к своему отцу. После этого у нас с ней возникали постоянные ссоры, а Чудаев за нее заступался. За месяц до роковых событий мы с Натальей поссорились, потому что она не отпускала ко мне детей. После этого я написал CMC, в котором обозвал ее.
19 июня примерно в 13 часов я находился дома. В тот момент мне на мобильный позвонил Юрий Чудаев и стал высказывать претензии в мой адрес. Юрий предложил встретиться под железобетонным мостом через реку Сивинь вблизи Старого Шайгова. Договорились встретиться через час. О том, что Чудаев будет не один, он не сказал. На место встречи я приехал на своем автомобиле ВАЗ-21102. Машину я поставил под мост и стал дожидаться Чудаева.
Примерно в 15 часов 10 минут, когда я сидел в своем авто, увидел, что ко мне под мост по лестнице спускаются Чудаев и еще трое незнакомых мужчин. Двое из них были крупного телосложения. Я вышел из автомобиля, и ко мне подошел Юрий. Он ударил меня ладонью по щеке. После этого ко мне направились остальные спутники Чудаева. Я находился возле открытой водительской двери, а в машине около сиденья у меня был нож. Это прямой клинок примерно 25 см, ручка около 15 см. Нож мне достался от покойного деда. Я всегда хранил его в автомобиле. Я взял клинок и стал отмахиваться. В тот момент я нанес Юрию удар ножом, как мне показалось, в спину. Ударил ли я его во второй раз ножом, не помню. Помню лишь, что через несколько секунд он отошел к передней части автомобиля и присел на плиты. При этом Юрий ничего не говорил.
Один из бугаев подошел ко мне и попытался отобрать нож. Между нами завязалась борьба. В один из моментов я ударил его ножом в ногу. Затем я увидел, как другой плотный мужчина выстрелил несколько раз в мою сторону. Следов от выстрелов у меня не было. Знакомые Юрия повалили меня на землю, и в этот момент я нанес удар ножом тому, кто в меня стрелял. Один из мужчин, которого я ранил в ногу, отобрал у меня нож и отбросил в сторону. После этого он упал и попросил оказать ему помощь и дать воды. В какое время ушел тот, который стрелял из пистолета, я не обратил внимания. Спускался ли четвертый мужчина, я не заметил. После этого я присел на плиты моста и увидел, что на мне кровь. Сначала я подумал, что это чья-то кровь. Потом понял, что кровь течет у меня из шеи. Скорее всего, этот порез я получил во время борьбы, когда у меня пытались отобрать нож. Когда я увидел, что раненный в ногу стал просить помощи и пытался ползти в сторону опоры моста, которая находится у реки, то взял мобильный, чтобы вызвать «скорую». 
К тому моменту Юрий Чудаев откинулся назад и лежал на бетонных плитах. До приезда полиции и «скорой» я находился на плитах и не вставал. Свою вину в том, что убил братьев Чудаевых и совершил покушение на убийство Юрия Дьякова, признаю полностью. В содеянном раскаиваюсь».
Однако полностью свою вину Валерий Гришин признавал недолго. В какой-то момент он заявил, что вину не признает, поскольку не согласен с квалификацией: «Убивать Алексея Чудаева и Юрия Дьякова я не хотел. Признаю свою причастность к причинению ранений братьям Чудаевым и Дьякову». После этого Гришин заявил, что воспользуется своим конституционным правом не давать показания, но обещал высказаться позже.
 
«Чего смотришь, стреляй!»
«В конце мая я приехал в отпуск в Саранск к своим родителям, - рассказал другой участник кровавой разборки, полицейский из подмосковного Долгопрудного Юрий Дьяков. - В столице Мордовии у меня жил двоюродный брат по материнской линии - Алексей Чудаев. 19 июня мы встретились с ним в районе военной базы и решили выпить пива. Потом подошел наш общий знакомый Иван Жегалин, с которым мы общались с детских лет. Вскоре Алексею позвонил его двоюродный брат Юрий из Старого Шайгова и попросил нас приехать к нему, поскольку возникли какие-то проблемы. 
Алексей вызвал такси, мы заехали ко мне домой, откуда я взял сумку с травматическим пистолетом. Пистолет я взял на всякий случай, для уверенности, но изначально применять его не собирался. Примерно в 15 часов мы втроем заехали за Юрием к нему на работу на завод «Брадо». Затем мы поехали на встречу с каким-то человеком, с которым у него произошел конфликт. Я думал, что встреча закончится только разговором, того, что произошло, я никак предположить не мог. 
Когда приехали к мосту, мы все четверо вышли из такси и попросили водителя подождать. Юрий стал спускаться под мост первым, мы пошли следом за ним. Под мостом находилась «десятка», рядом с ней стоял Валерий Гришин. Когда он увидел нас, то крикнул Чудаеву: «Один зассал!». Когда Юрий приблизился к Гришину, Валерий обхватил его за шею, притянул к себе и ударил ножом. Я видел, как Чудаев вздрогнул и даже не успел оттолкнуть оппонента. Гришин за ножом никуда не отходил, он уже был при нем. Получивший ранение Юрий отошел к мосту, присел и облокотился о плиты. Тогда Гришин схватил его за воротник и с размаха всадил нож в спину. Клинок был с большим лезвием серебристого цвета.
Я и Алексей Чудаев стали подходить к Гришину, говорили, чтобы выбросил нож. Иван Жегалин остался чуть сзади. Гришин пошел нам навстречу и стал размахивать ножом, чтобы мы не смогли к нему приблизиться и отобрать клинок. Алексей стал отмахиваться ногами и руками от ножа. Неожиданно Валерий резко развернулся ко мне, быстро приблизился, так, что я не успел среагировать, и нанес мне удар ножом в грудь. Я стал отходить назад. Чудаев крикнул мне: «Чего смотришь, стреляй!». Я достал из сумки пистолет и выстрелил в сторону Гришина. Попал или нет, не знаю. Я расстрелял все патроны из магазина. Гришин продолжал идти с ножом в мою сторону, но его отвлек Алексей.
Если бы не он, Валерий подошел бы ко мне и добил. После выстрелов я пошел к лестнице, по которой мы спускались под мост. Около нее находился Жегалин, я сказал ему, что меня порезали. Мы вдвоем поднялись наверх. Что происходило дальше под мостом, я уже не видел. Когда я уходил, под мостом еще оставался Алексей Чудаев.
На мосту я лег на обочину дороги и попросил Жегалина остановить автомашину и вызвать «скорую». Через некоторое время приехали медики, и меня до-ставили в Старошайговскую больницу, где сразу же сделали операцию. Сразу после приезда врачей Жегалин уехал на попутке в Саранск. Потом мне стало известно, что Алексей и Юрий Чудаевы скончались от ранений. 
Я считаю, что Гришин хотел убить Юрия и меня. От смерти меня спасли Алексей Чудаев и быстро приехавшие медики. Ножевое ранение в грудь повредило мне оболочку сердца. До самого сердца клинок не достал совсем чуть-чуть. Позже меня госпитализировали в саранскую больницу, где также сделали операцию».
 
«Никаких отношений между мной и Чудаевым не было»
«С Валерием Гришиным мы прожили в браке с 1998 года до октября 2015 года, - рассказала на следствии бывшая супруга подсудимого Наталья Гришина. - Во время брака в 2003 году у нас с Гришиным родился сын, в 2011 году - дочь.
Когда мы познакомились, Валерий работал в органах внутренних дел, откуда уволился в 2000 или 2001 году. После этого он около 2 лет нигде не работал. В 2003 году он устроился юристом в администрацию Старошайговского района, а в 2015 году перешел на работу юрисконсультом в местную районную больницу. В 1997 году я работала бухгалтером в центре занятости населения Старошайговского района, а с 2009-го по 2012 год занимала должность директора этого центра. С 2012 года работала в должности директора учреждения социальной защиты населения по Старошайговскому району…
У нас с Гришиным с первых лет жизни часто происходили конфликты по различным поводам, отношения не складывались. Инициаторами ссор, на мой взгляд, были оба. Валерий никогда не проявлял какой-либо инициативы, все всегда решала я. Для того чтобы он что-то сделал, надо было его буквально заставить. В 2010 году мы с сыном уходили жить к моим родителям. С Валерием мы не жили около 8 месяцев. Тогда он стал ко мне приходить, просил вернуться, я согласилась, и мы вновь стали жить вместе. Однако уже через месяц вновь стали происходить конфликты. Видимо, мы с ним разные люди и совсем не схожи характерами.
В августе 2015 года я вновь ушла с детьми жить к родителям. Расстались мы по моей инициативе, так как Валерий стал обвинять меня в связи с Юрием Чудаевым, после чего даже избил меня. Но с Юрием у меня никогда близких отношений не было. С Чудаевым я познакомилась после того, как он устроился зимой 2014 года на работу водителем в социальную защиту населения по Старошайговскому району и стал возить меня на служебной машине. Он проработал у меня водителем до сентября 2015 года, потом я сама попросила его уволиться в связи со сложившейся ситуацией, поскольку по селу поползли слухи о нашей связи. Еще раз хочу сказать, что близких отношений между мной и Чудаевым не было. Гришин сделал такой вывод, видимо, из-за слухов, сплетен в селе. Реальных оснований считать, что между мной и Чудаевым была связь, у Валерия не было. 
После развода мы с Валерием практически перестали общаться. Единственное, мы несколько раз встречались по поводу оформления квартиры, находящейся в Саранске, но конфликтов между нами не было. После развода Гришин периодически писал мне СМС с оскорблениями, но я на них не отвечала.
О том, что Валерий убил Чудаева и его родственника, мне стало известно в этот же день. Мне позвонил кто-то из знакомых, кто, не помню, и сообщил, что Гришин убил Юрия и его брата, где конкретно и как, не сообщили. О том, что между ними произошло, мне известно только из разговоров с жителями села.
Я не ожидала, что Гришин способен на подобный поступок. Почему он совершил это преступление, сказать затрудняюсь. О том, что собирается убить Чудаева, он мне никогда не говорил. Просила ли я Чудаева поговорить с бывшим мужем? Может быть, я и рассказывала Юрию о плохом поведении мужа, из серии «мысли вслух», но помочь решить проблемы с ним никогда не просила».
 
Освобожден в зале суда
Процесс по делу носил закрытый характер. Однако известно, что Гришин признал вину частично. Еще при продлении ареста в Ленинском суде Саранска он заявил: «Признаю вину частично. Факт был, но я не признаю то обвинение, которое мне было предъявлено».
«Когда мой подзащитный поступил в больницу, у него были зафиксированы: ножевое ранение челюсти, шеи с повреждением артерии, гематома щеки, ссадины шеи, ног, шок второй степени и обильное кровотечении из ран лица, шеи, уха и т.д. - объяснял позицию адвокат Гришина. - Это подтверждает то, что мой подзащитный являлся точно таким же потерпевшим. Да, с другими последствиями, но ситуация так сложилась, что произошла встреча Гришина с четырьмя взрослыми, крепкими мужчинами, тоже, возможно, способными на решительные поступки, поскольку у одного из них - действующего сотрудника полиции - с собой был пистолет. 
Чего должен был ждать мой подзащитный в такой ситуации? Его поведение может свидетельствовать о решительном поступке, имеющем положительную подоплеку. Бывает, как показывают, идут по улице и расстреливают налево и направо, но ведь это другие действия, несравнимые с теми, что совершил мой подзащитный. Это нельзя не учитывать. Гришин признает факт нанесения ударов, но не признает квалификацию». 
Во время рассмотрения дела в суде адвокату, видимо, удалось убедить суд переквалифицировать статью «Убийство» на «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны». Кроме того, по обвинению в покушении на убийство и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, судом дело было прекращено в связи с необходимой обороной. 
В итоге суд признал Валерия Гришина виновным в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны, и приговорил к 2 годам исправительных работ с удержанием 5% от заработной платы осужденного. Поскольку Валерий находился в следственном изоляторе 1 год и 9 месяцев, содержание под стражей ему было зачтено как отбытое наказание. В связи с этим Гришин был освобожден от исправительных работ и выпущен на свободу в зале суда. Помимо того, по делу были заявлены гражданские иски, их предъявляли родственники погибших братьев Чудаевых. По иску супруги Юрия Чудаева иск был удовлетворен частично. По нему Гришина обязали выплатить 450 тысяч рублей. Что касается иска матери Алексея Чудаева, то суд оставил его без удовлетворения, поскольку дело по его эпизоду было прекращено.
Алексей Николаев

 

 

                       

 

 

 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«ПОЛКА ДОБРА» В САРАНСКЕ

Добра в городе стало больше! Вот уже несколько месяцев, как в Саранске реализуется актуальный проект - в некоторых магазинах города появилась...

Кина не будет

Госфильмофонд незаконно потратил 325 миллионов рублей на реконструкцию саранского кинотеатра