«Это была настоящая мужская работа!»

Социум

 

15 февраля исполняется двадцать девять лет со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Во всем мире до сих пор обсуждают этот конфликт. Одни открыто говорят, что СССР совершил большую ошибку, ввязавшись в эту войну. Другие уверены, что у страны просто не было другого выхода. Но те, кто лично принимал участие в войне, уверены в справедливости своих действий. «Мы просто выполняли свой долг!» - говорит ветеран Афганской войны Валентин Кабанов. О том, как это было, он рассказал корреспонденту «ВС». 
 
«Боевики появились там не случайно»
- В Афганистане я оказался в октябре 1987 года, - вспоминает Валентин Кабанов. - Я тогда служил шифровальщиком в управлении КГБ МАССР. В свое время я окончил в Куйбышеве институт связи. На военной кафедре мы очень серьезно изучали засекречивающую аппаратуру связи. После учебы я некоторое время работал на городском радиоузле инженером. А потом мне предложили поступить на службу в Комитет государственной безопасности. В Афганистане я работал по своей специальности. Обслуживал группу наших советников в городе Пули-Хумри. 
Несмотря на то что северная провинция Баглан, административным центром которой является город Пули-Хумри, считалась одной из самых спокойных в Афганистане, назвать пребывание здесь безопасным язык не повернется. В этом районе активно действовали банды полевых командиров Фарахутдина и Малида. Именно они в августе 1988 года совершили нападение на артиллерийский склад, на котором хранилось большое количество боеприпасов. Как позже установили эксперты, реактивный снаряд боевиков попал в хранилище, где находился штабель сложенных 122-миллиметровых реактивных снарядов РСЗО для БМ-21. Произошла детонация, возник пожар. Взрывы в горящих хранилищах продолжались на протяжении нескольких часов после начала пожара. Отдельные очаги пожара продолжали детонировать в течение последующих трех суток. Только на четвертые сутки после начала взрывов стало возможным осуществление осмотра и съёмки на видеокамеру последствий. Ущерб, который понесли советские войска в результате этого нападения, был просто колоссальным. Того количества боеприпасов и топлива, которое было уничтожено в результате пожара, хватило бы афганской армии для ведения боевых действий на протяжении двух лет. Военные рассказывали позже, что никогда не видели ничего подобного.  
- Гарнизон в Пули-Хумри был достаточно большой, здесь в то время стояли 395-й мотострелковый полк, госпиталь, батальон связи и еще несколько подразделений, - продолжает Валентин Кабанов. - Мне было уже за тридцать, когда я попал в Афганистан, поэтому никаких вопросов относительно пребывания наших войск в этой стране у меня не возникало. Я прекрасно понимал, что это наш долг. Долг перед людьми, которые обратились к нам за помощью. Сейчас, конечно, некоторые смеются над этим. Но мы очень серьезно относились к своей работе. Ведь боевики, с которыми воевали наши солдаты и военнослужащие афганской армии, появились там не случайно. Их подготовили, снабдили английским и американским оружием. Те же «Стингеры», с помощью которых моджахеды сбивали наши вертолеты, они же не в горах случайно нашли. Я до сих пор помню всех друзей, с кем мы служили, атмосферу, которая царила у нас в группе. Постоянная боеготовность, взаимовыручка. Понимаете, это была настоящая мужская работа!  
Группа наших советников занималась подготовкой личного состава местного министерства государственной безопасности. Им передавали наш опыт по борьбе с бандгруппами. Среди местных офицеров были настоящие патриоты. Помню, как-то мы спросили одного из них: «Что ты будешь делать, если после нашего ухода к власти придут боевики?». Он ответил: «Уйду в горы и буду сражаться до последнего патрона!». Очень жаль, что судьба многих патриотов Афганистана после вывода советских войск сложилась трагически. Но мы сделали все возможное, чтобы подготовить их для противостояния с боевиками. 
  
«Афганцы могли сами разобраться со своими проблемами, если бы не американцы»
- Непосредственного участия в боевых действиях я не принимал, - говорит Валентин Кабанов. - Этим занимались в основном военные. У нас же была своя специфика работы. У меня в подчинении находились радиостанция Р-140 и четыре бойца-пограничника. На основе полученных разведданных я готовил сообщения, шифровал их и передавал на ленту. В основном это были данные о местонахождении групп боевиков, просьбы о нанесении бомбовых ударов и координаты целей, по которым следовало нанести удары. Эти данные передавались в Кабул. Поначалу было очень непросто привыкнуть к артиллерийской канонаде. Были моменты, когда наша артиллерия могла двадцать четыре часа в сутки обрабатывать «зеленку», где, по данным разведки, могли находиться боевики. 
Кстати, активность боевиков в этой местности объяснялась не только наличием больших армейских складов, но и географическим положением Пули-Хумри. Город находится на пересечении главных транспортных магистралей. Через него проходит проложенная советскими и афганскими строителями автострада Кабул - Мазари - Шариф. Кроме того, в городе располагались гидроэлектростанция, также возведенная советскими рабочими, и цементный завод, который строили граждане Чехословакии. Разумеется, все эти объекты виделись лакомым куском для лидеров террористического движения. 
- Знаете, Афганистан такая страна, где война идет веками, - говорит Валентин Кабанов. - Постоянная межплеменная рознь и внешнее воздействие не дают наступить миру. Возможно, если бы американцы не влезли туда, афганцы и разобрались бы самостоятельно со своими внутренними проблемами. Но Америке ведь по всему миру что-то нужно. А тут такая страна недалеко от советской границы. Представьте себе, когда мы там были, слова «талибан» даже никто не знал. Их там не было. Это движение появилось уже после вывода советских войск. Сейчас на эту территорию претендуют уже другие террористические группировки. Это нескончаемый процесс. Одни уходят, на их место приходят другие. А с учетом того что активную «помощь» в этом оказывают Соединенные Штаты, говорить о скором окончании войны в Афганистане не приходится. 
 
«Я просто делал свою работу!»
Решение о выводе ограниченного контингента советских войск из Афганистана было принято в апреле 1988 года в соответствии с Женевскими соглашениями. По ним СССР обязался вывести с территории свои войска, а США и Пакистан - прекратить подготовку моджахедов на своих территориях. На деле же, как это часто бывает, соглашение исполняла только одна сторона. Выводить советские войска планировалось в два этапа. Первый начался в мае 1988 года. За девять месяцев из Афганистана было выведено более ста тысяч советских военных. Однако после этого ситуация в стране резко обострилась. Боевики почувствовали себя гораздо увереннее и начали совершать нападения не только на отдаленные провинции, но и на столицу страны. В ноябре 1988 года Кабул подвергся нескольким ракетным обстрелам со стороны боевиков. После этого процесс вывода войск был приостановлен. В руководстве СССР всерьез задумались о продолжении военной операции. Но после визита в Афганистан тогдашнего министра иностранных дел страны Эдуарда Шеварднадзе вывод войск решено было продолжить. Душманы откровенно ликовали и куражились. Операция по выводу советских войск проходила под непрерывными атаками боевиков. Только за этот период СССР потерял более пятисот солдат и офицеров. 
- Процесс вывода советских войск из Афганистана проходил практически у меня на глазах, - говорит Валентин Кабанов. - Мимо поселка, где мы проживали, шла дорога на Хайратон - это город на границе с Советским Союзом. И на протяжении всего года, что я пробыл в Афганистане, колонны практически непрерывно шли к границе.
По официальной версии, 15 февраля 1989 года последним покинул территорию Афганистана генерал-лейтенант Борис Громов. На самом же деле в стране еще оставались советские солдаты, часть из которых попала в плен к моджахедам, и пограничники, которые прикрывали вывод войск. Они вернулись в СССР лишь в апреле 1989 года. 
- Я вернулся на родину в октябре 1988 года, - продолжает Валентин Кабанов. - Моя командировка продлилась ровно год. Меня наградили афганской медалью «За отвагу». Хотя никаких подвигов я не совершал. Как и многие коллеги, я просто делал свою работу, выполнял долг. 
 
После войны
Военные эксперты и политологи до сих пор спорят, должен ли был СССР выводить свои войска из Афганистана. Многие специалисты считают, что это было неразумно, прежде всего, с точки зрения экономики. Ведь за десять лет присутствия в этой стране Советский Союз потратил на создание инфраструктуры, обучение военных и гражданских специалистов колоссальные средства. Не говоря уже о тысячах погибших солдат и офицеров. Да и политические последствия вывода советских войск оказались крайне неблагоприятными для СССР. Режим президента Наджибуллы продержался всего несколько лет. В 1996 году пришедшие к власти в стране талибы казнили президента, развязав тем самым новый виток войны в Афганистане, которая не прекращается до сих пор. В Россию хлынули тонны афганского героина, от которого умирали десятки тысяч жителей нашей страны. Что до самих афганцев, даже они пожалели об уходе русских. В этом откровенно признавались многие полевые командиры Афганистана. «Нам нужно было с русскими дружить и сотрудничать, а не воевать», - заявляли они. В этом их поддерживало подавляющее большинство жителей Афганистана.
А уже в 2008 году одна из кабульских радиостанций провела телефонный опрос среди жителей провинции Кабул. На вопрос, какой из политических режимов прошлого и настоящего времени они считают наиболее отвечающим их интересам, более 93 процентов выбрали просоветский режим президента Наджибуллы.
Алексей Константинов

 

                       

 


Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Школа против!

Образовательные учреждения, занимающиеся подготовкой водителей, раскритиковали реформу, предложенную МВД

Региональным льготам - быть!

На очередную сессию депутаты Государственного собрания Мордовии съехались вовсе не с целью уточнения бюджетных параметров и распределения...