Школа строгого режима

Социум

 

Только за одну неделю в стране совершено несколько нападений на образовательные учреждения, в результате которых серьезно пострадали почти два десятка человек. Примечательно, что нападения совершили ученики, у которых, по словам одноклассников, были серьезные проблемы во взаимоотношениях со сверстниками и педагогами. Власти страны предпринимают экстренные меры профилактики. Саранские школы, к примеру, планируют оснастить металлодетекторами и ограничить пропуск родителей. Какие меры помогут победить подростковое насилие - пытался понять корреспондент «ВС». 
 
Травля со стороны сверстников 
Нападения в школах, совершенные подростками, заставили общество всерьез задуматься о проблеме детского насилия в образовательных учреждениях. Истории и впрямь шокирующие. Сначала в Перми двое подростков ворвались в кабинет четвертого класса и устроили поножовщину. Ранеными оказались несколько человек. По одной из версий, подростки совершили нападение, реагируя таким образом на оскорбления со стороны одноклассников. Говорят, что оба нападавших нередко становились объектами насмешек сверстников. Но мстить они почему-то решили малышам. 
А еще через несколько дней подросток с топором напал на школу в Улан-Удэ. Молодой человек, которого все считали тихоней, ворвался в кабинет с коктейлем Молотова и топором. Порубил семь человек. Сейчас они находятся в больнице. Как выяснилось позже, мальчик серьезно планировал это нападение. За день до этого он даже предупредил одну из одноклассниц, что ей лучше не приходить на следующий день в школу, если она не хочет пострадать. «Будет мясо!» - написал школьник в смс-сообщении. Всерьез его слова никто не воспринял, но, как оказалось, зря. «Мяса» действительно хватило всем. Прежде чем сбежать, подросток умудрился серьезно травмировать шестерых одноклассников и учительницу, которая пыталась защитить детей. Позже женщина заявила, что не ожидала от него подобного поведения. По словам педагога, нападение могло быть спровоцировано полученной недавно двойкой. Мальчик якобы очень переживал, поскольку всегда учился на четыре и пять. Однако многие одноклассники нападавшего, комментируя его поступок, заявили, что он регулярно подвергался травле со стороны сверстников. По словам детей, совершивший нападение подросток действительно был тихим и даже замкнутым. Вследствие этого его часто оскорбляли более раскованные одноклассники. По всей вероятности, в какой-то момент терпению ребенка пришел конец. Сейчас эта версия активно проверяется представителями Следственного комитета. 
- Причины, по которым подростки решаются на подобные вещи, довольно просты, - комментирует ситуацию руководитель психологической службы МГУ имени Н.П. Огарева Виктор Слугин. - Дети просто копируют то, что происходит в мире взрослых. Они мстят сверстникам за тот уровень потребления, который есть у них. Дело в том, что в подростковой и молодежной среде очень велик уровень конкуренции. А конкуренция - это всегда конфликт. Она подразумевает, что человек должен стремиться к известности и популярности. Соответственно, если у кого-то не получается этого добиться, он начинает мстить более успешным сверстникам. Эта система ценностей, этот дикий капитализм пришел к нам с Запада и удивительно прижился в сознании российской молодежи. Бороться с этим явлением очень сложно, если не сказать больше.  
 
Проспали скулшутинг!
Несмотря на то что следствие по обоим нападениям находится на начальном этапе и просит не делать скоропалительных выводов, обеспокоенная общественность высказывает сразу несколько возможных причин произошедшего. Наиболее любопытными представляются две из них. Первая - это так называемый скулшутинг - новое явление, пришедшее в нашу страну из США. В дословном переводе это означает «школьная стрельба». Не секрет, что массовые расстрелы в школах чертовски популярны за океаном. Наиболее памятный инцидент случился в американской школе «Колумбайн». Там два ученика заявились в храм науки с огнестрельным оружием и расстреляли одноклассников. В общей сложности пострадали тридцать семь человек, тринадцать из них погибли. Так вот в ходе разбирательства выяснилось, что устроившие массовую резню в пермской школе подростки состояли в социальной сети в группе, посвященной этому событию. На странице одного из нападавших на школу в Перми было обнаружено видео с участием его американских коллег, давшее специалистам повод предположить, что российский подросток решил скопировать модель поведения американских тинейджеров. Только вместо огнестрельного оружия использовал холодное. Многие специалисты всерьез говорят о том, что российская образовательная система, мягко говоря, проспала это явление. Отсюда следует вторая причина. А именно неготовность нашей образовательной системы к такой реакции подростков на различные неурядицы в школьной жизни. Ведь никому даже в голову не пришло, что американская трагедия может повториться в любой российской школе. Соответственно, и система обеспечения безопасности в отечественных образовательных учреждениях не рассчитана на такое поведение. Да и можно ли вообще назвать системой безопасности наличие в школе тревожной кнопки и вахтера на входе, все полномочия которого сводятся к записи входящих, да и то не всех, и контроль за тем, чтобы родители входили в школу исключительно в бахилах?! 
К тому же многие специалисты обращают внимание на то, что система обеспечения безопасности детей в образовательных учреждениях не должна сводиться исключительно к охране. Необходим контроль прежде всего за головами детей, ведь именно в них изначально зреют те или иные планы. А вот с этим у нас всегда были большие проблемы. Несмотря на то что в последние годы в штате практически любой российской школы появились так называемые школьные психологи, реальной пользы от их работы, честно говоря, не видно. Практической работы с подростками никто не ведет, мониторинга их социальных сетей - тем более. Педагоги в лучшем случае стараются переложить эту почетную обязанность на плечи родителей. Но зачем тогда нужны учителя?! Никто, конечно, не спорит с тем, что ответственность за воспитание ребенка в первую очередь несут родители, но далеко не все из них, во-первых, умеют пользоваться интернетом, во-вторых, далеко не все имеют представление о взаимоотношениях внутри класса. Школьный микроклимат - материя достаточно тонкая, сформировать и поддерживать его на нужном уровне на расстоянии достаточно проблематично. Именно этим и должны заниматься педагоги и психологи. Но пока во главу угла ставится чистота школьных полов, вряд ли уместно рассчитывать на реальное улучшение ситуации. 
- В свое время мне довелось несколько лет поработать школьным психологом, - продолжает Виктор Слугин. - Могу сказать, что те обязанности, которые возлагались на психологов министерством образования, были просто невыполнимы. А сейчас эта служба и вовсе развалена. Понимаете, настоящий школьный психолог должен знать атмосферу внутри детского коллектива, проводить практическую работу с так называемой группой риска, но на деле ничего этого нет. Очень часто директора школ отдают деньги, выделенные на содержание психолога, другим педагогам, мотивируя это тем, что учителя нужнее.  
 
Дети живут в другом мире
Справедливости ради стоит отметить, что поколение учеников, с которыми сейчас приходится иметь дело российским педагогам, серьезно отличается от предыдущих. Современные дети, получающие воспитание по большей части в виртуальной реальности, очень изобретательны и даже изощрены при разрешении внутришкольных противоречий. Если еще несколько лет назад нормой среди подростков считалось вызвать обидчика один на один и отметелить его по полной, то сейчас в порядке вещей настроить против неприятеля весь класс и затравить его морально. Конечно, хрен редьки не слаще, но лично я бы предпочел, чтобы моего ребенка (или он) отметелили в честном мальчишеском поединке, чем затравили до такого состояния, когда он будет готов взять в руки нож и пойти резать обидчиков без разбора. Раны физические заживут, с душевными - сложнее. 
К слову, об определенном бессилии в воспитании современных детей говорят многие специалисты. В некоторых случаях ни родители, ни педагоги просто не находят нужных инструментов. Доказано, что крайне негативное влияние на неустойчивую детскую психику оказывают интернет, и в частности социальные сети. Но попытки оградить детей от них в подавляющем большинстве случаев приводят к еще более печальным последствиям. Известны случаи, когда подростки решались на самые отчаянные шаги только потому, что родители запрещали им пользоваться интернетом.    
- Дети сейчас живут совершенно в другом мире, - говорит Виктор Слугин. - Одни домашние, заласканные родителями, как котята, другие - агрессивные. Они практически живут в интернете, а информационное пространство в нашей стране - это сплошная сводка криминальных происшествий. И это не может не сказаться на детской психике. 
 
С оружием в школу приходят ученики, а не родители 
Как часто бывает в нашей стране, после очередной трагедии власти различных регионов начинают принимать превентивные меры. На минувшей неделе появилась информация, что все саранские школы планируют оснастить металлодетекторами. Кроме того, родителям учеников хотят максимально ограничить вход в образовательные учреждения. Правда, как показывает практика, с оружием в школу приходят вовсе не родители, а ученики. И в школьном рюкзаке любого ребенка находится такое количество предметов, что металлодетектор будет пищать, не переставая. А если по любому писку прибора устраивать ученикам личный досмотр, под угрозой окажется сам учебный процесс.
- Не думаю, что металлоискатели способны решить проблему подростковой жестокости, - продолжает Виктор Слугин. - На мой взгляд, это делается больше для успокоения ответственных лиц, чем для реального исправления сложившейся ситуации.
Алексей Константинов

 

 

                       

 

 


Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Фармацевтический прорыв

В Саранске запущено промышленное производство антибиотиков нового поколения. Оно организовано на АО «Биохимик». Причем речь идет о...

Встречают по одежке

В Администрации города утверждена корпоративная одежда для работников городского хозяйства

«Полтора года я был рабом!»

В поисках справедливости бывший офицер внутренних войск МВД загремел в колонию, но не желает сдаваться наперекор судьбе