«Думали, я положу на стол миллион рублей и тихо удалюсь? Этого не будет!»

Репортер

На минувшей неделе в Пролетарском районном суде началось слушание громкого дела по иску ООО «Группа Краски» к экс-солистке известного коллектива, уроженке Саранска 29-летней Марине Киреевой. Инициатором иска стал продюсер группы «Краски» и голливудской студии «Real Line Music» Алексей Воронов. Он заявил, что является автором и правообладателем песен группы «Краски», и через суд потребовал запретить Киреевой исполнять композиции популярного коллектива. И просил выплатить в счет компенсации 1 миллион рублей. В свою очередь, Марина Киреева уверена, что никаких авторских прав не нарушала, и исковые требования признавать отказалась.
 

«Прошу передать дело на рассмотрение в суд Москвы»
На первое заседание по гражданскому делу в Пролетарском суде Марина Киреева пришла вместе со своим директором Антоном Михайловым. На процессе он выступает в качестве представителя певицы. Интересы истца - ООО «Группа Краски» - представляли сразу два человека: саранский адвокат Сергей Толмачев и директор омской компании «Единая правовая служба» Илья Васильчук. Житель Лос-Анджелеса Алексей Воронов проходит по делу как третье лицо. Как и ожидалось, на процессе он не появился.  
Заседание стартовало с установления личностей участников процесса. «Родилась в Саранске, зарегистрирована здесь же по адресу: улица Эркая, 26, проживаю в Москве с двумя детьми и мужем, - заявила Марина Киреева. - Официального трудоустройства не имею».
После стандартной процедуры судья предложила завершить дело примирением сторон. Однако как представители «Группы Краски», так и Киреева с директором отвергли предложение председательствующей на процессе. После этого представитель «Красок» из Омска взял с места в карьер. «Ваша честь, у меня ходатайство о приобщении документов к материалам дела», - с этими словами юрист достал из папки увесистую кипу бумаг и стал их перечислять. Среди них фигурировали различные договоры, соглашения, каталоги произведений, справки из Российского авторского общества и т.д. Дескать, эти документы подтверждают авторские права Алексея Воронова на спорные композиции, которые без разрешения исполняет Киреева.
- Мы не утверждаем, что Киреева автор этих песен, и не оспариваем авторства, - заметил представитель певицы Антон Михайлов. - Просто у этих композиций есть соавторы, о которых истец не знает.
- Ну да, песни же народные, - иронично заметил Сергей Толмачев.
- У нас тоже есть ходатайство о приобщении скриншотов с сайта Федеральной службы судебных приставов по поводу Натальи Ковальчук, генерального директора ООО «Группа Краски», - заявил Михайлов. - Эти скриншоты говорят о том, что в отношении ее возбуждено 25 исполнительных производств. По нашему мнению, она находится в трудном материальном положении. Вероятно, иском против Марины Киреевой она решила поправить свое материальное положение, используя подложные документы.
- О каких подложных документах идет речь? - поинтересовалась судья.
- По поводу подложных документов от моей доверительницы в полицию было подано заявление. В нем она просит провести проверку по факту представленного Натальей Ковальчук документа, приобщенного к исковому заявлению. Речь идет о лицензионном договоре, его подлинность вызывает у нас сомнение. Сейчас Пролетарский отдел полиции Саранска проводит проверку по нашему заявлению.
- Ваша честь, у меня также есть ходатайство о передаче дела в Савеловский суд Москвы по подсудности, - сказала Марина Киреева. - По закону иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Зарегистрирована я действительно в Саранске, однако фактически не проживаю здесь уже 12 лет. Моим постоянным местом жительства является Москва. С 2005-го по 2009 год я обучалась в столичном Государственном музыкальном колледже эстрадного и джазового искусства. С тех пор проживаю в Москве.
Я живу с мужем и двумя детьми, старшая дочь ходит в школу, занимается музыкой. В Москве у меня временная регистрация по улице Осипенко. Соответственно, Саранск не является моим местом жительства, регистрация в доме по улице Эркая не свидетельствует о моем фактическом проживании в столице Мордовии. Пролетарский суд находится в 600 км от моего дома, ездить на процесс в Саранск мне неудобно. К тому же множество доказательств по делу находится в Москве, мы будем ходатайствовать об истребовании их из того же Российского авторского общества. В связи с этим прошу передать дело по подсудности в Савеловский суд Москвы.
- Почему именно Савеловский суд? - спрашивает судья.
- Потому что я проживаю в Савеловском районе Москвы.
- Как давно вы живете на улице Осипенко в Москве?
- Примерно 6 лет.
- У вас в собственности есть жилье?
- Нет, ни в Саранске, ни в Москве.
- Почему у вас нет постоянной прописки в Москве?
- Потому что я еще не приобрела своего жилья, надобности прописываться в чужой собственности у меня нет.
- Ваша честь, мы возражаем против передачи дела в Савеловский суд, поскольку это приведет к затягиванию процесса, - заявил представитель «Красок». - К тому же у Киреевой есть официальная регистрация в Саранске, а значит, споров, где рассматривать дело, быть не может. Просим отказать в ходатайстве.
На этом суд удалился в совещательную комнату и через полтора часа вынес определение о передаче дела по подсудности в Савеловский суд Москвы. Стоит заметить, что определение пока не вступило в законную силу и наверняка будет обжаловано представителями «Группы Краски».

«Я не преступница и уверена в своей правоте»
После заседания журналисты «ВС» пообщались с Мариной Киреевой в здании Пролетарского суда.
- Марина, насколько обоснованным вы считаете иск Алексея Воронова?
- На мой взгляд, он абсолютно не обоснован. Я не считаю, что нарушила закон. Я вовсе не преступница и уверена в своей правоте. В дальнейшем я обязательно это докажу суду.
- Воронов через своих представителей добился вынесения судебного определения, которое запрещает вам исполнять композиции группы «Краски» до решения по делу. Как это сказалось на ваших выступлениях?
- У меня помимо репертуара группы «Краски» существует сольный пласт песен, который я исполняю. На репертуаре «Красок» моя жизнь не зацикливается. Сейчас я не исполняю песен из списка, которые отмечены в определении суда.
- Ваш представитель Антон Михайлов на процессе заявил, что ООО «Группа Краски» представило в суд подложные документы. О чем идет речь?
- Это лицензионный договор - основное доказательство Воронова и генерального директора «Красок» Ковальчук, за счет него, я так понимаю, они и хотят добиться успеха. Однако этот договор подложный. Там очень много несостыковок и недочетов. Я не юрист, все нюансы рассказать не смогу. Самое главное, что подпись в договоре сделана не его рукой. Кроме того, насколько известно, у Воронова при составлении договора был просрочен паспорт. Суд пока не обратил на это внимания, но мы еще дойдем до этого.
- Известно, что вы сами обратились с иском к Воронову. В чем суть претензий?
- Действительно, я обратилась в Савеловский суд Москвы с исковым заявлением к Воронову. Я считаю, Воронов своими высказываниями порочит мою честь, достоинство и деловую репутацию. Этот человек очень сильно портит жизнь мне, моей семье, моим родителям. Более того, считаю, что в его словах имеется клевета. Моральный вред мы оценили в 1 млн рублей. Сумма точно такая же, какую Воронов просит взыскать с меня в этом процессе.   
- С чем связано ваше требование передать дело в Савеловский суд Москвы?
- Фактически я живу в Москве, и ездить в Саранск на заседания мне очень неудобно. Моя старшая дочь сейчас болеет, младшей дочери всего два года, она очень скучает. Вместо того чтобы быть с детьми, я вынуждена ездить в Саранск на судебное разбирательство. Мое материнское сердце сейчас разрывается. К тому же от папы я должна выдергивать маму в Москву, чтобы она осталась с детьми. Потому что мой супруг тоже работает.
Представители истца говорят: «Зачем передавать дело в Москву? Давайте сейчас сядем и за два заседания все разберем». Они, наверное, рассчитывали, что Марина Киреева не явится на несколько заседаний, суд удовлетворит требование истца. Думали, я положу на стол миллион рублей и тихо удалюсь? Этого не будет!
- Алексей Воронов доставляет вам определенные сложности...
- Каждый концерт в любом городе начинается с того, что представители Воронова пишут заявление в полицию о том, что я собираюсь нарушать определение суда и исполнять запрещенные песни. Воронов, не имея никаких доказательств, голословно обвиняет меня в нарушении закона.
Он портит мою репутацию, срывает концерты, мы вынуждены ездить в отделения полиции, писать заявления о том, чтобы Воронова привлекли к уголовной ответственности за клевету. Этот человек выкладывает в интернет афиши, анонсирующие мои предстоящие концерты, зачеркивает их и пишет: «Осторожно, мошенники!». Он не имеет права произносить такое громкое слово, поскольку не было ни одного приговора суда, по которому я была признана виновной в мошенничестве.
Кроме того, он мне угрожает. Все удивляются, как Воронов позволяет себе такое поведение. Он называет меня очень нехорошими словами. Еще кто-то из организаторов концерта передал мои паспортные данные представителям Воронова. Я была просто в шоке, когда увидела в сети копию своего паспорта. Это нарушение закона «О персональных данных».
Хотя я ему много раз предлагала: «Алексей, приезжайте, мы с вами сядем и с глазу на глаз поговорим, разберемся и все уладим». Но ему этого не надо.
- Сколько заявлений в полицию на Воронова вы уже написали?
- Уже четыре заявления - в Москве, Самаре, Челябинске и Чебоксарах. По каждому случаю, когда Воронов говорит обо мне неправду, я прошу привлечь его к уголовной ответственности по статье «Клевета». Сейчас полиция проводит проверку по всем фактам.
- Известно, что раньше вы перечисляли Воронову гонорар за концерты.
- Раньше я действительно перечисляла Алексею Воронову по 200 долларов за концерт. В то время я, как все люди, которые с ним сотрудничали, была уверена, что Воронов обладатель товарного знака, автор песен и т.д. Я человек законопослушный, сама автор многих произведений, которые зарегистрированы в Российском авторском обществе. Меня папа так воспитал, что я никогда не буду нарушать закон. Поэтому я добросовестно отправляла ему деньги как автору на протяжении нескольких лет. А потом начала всплывать информация, что на самом деле Воронов не имеет никаких прав. Я сначала не верила, сам Алексей говорил, что все плохие, только он хороший и ему надо доверять. Когда я отсылала ему деньги, все было замечательно.
- С чего же начался разлад в отношениях с Вороновым?
- Алексей Воронов имеет очень много долгов как в России, так и в Белоруссии. Он бежал в Америку, где попросил убежища. Это очень грязная и долгая история. Ее я узнала сравнительно недавно. Раньше мы с Вороновым не то чтобы дружили, но хорошо общались. Я занималась вокалом с его последующими солистками.
Потом у меня были перерывы в карьере - декретный отпуск. После рождения второй дочки настал момент, когда я решила возобновить выступления на сцене. На первых порах Алексей Воронов меня поддерживал. Но вскоре у меня начались проблемы с его бывшей супругой - Оксаной Ковалевской (одна из бывших солисток группы «Краски»). Она написала на меня заявление в полицию в городе Ачинске о том, что я незаконно исполняю песни «Красок». Я очень переживала, поскольку никогда с этим не сталкивалась. Тогда Воронов мне сказал: «Успокойся, Марина, я все решу! Я всем позвоню, тебя никто трогать не будет!».
Однако Воронов своего обещания не сдержал и просто слился. Все эти проблемы мы разгребали с Антоном Михайловым вдвоем. Тогда я для себя решила, если Воронов мне поможет, то я продолжу отсылать ему деньги, если нет, то зачем я это все делаю? Я очень не люблю разочаровываться в людях, если понимаю, что человек г…, то в первое время просто закрываю глаза и стараюсь думать, что мне все это кажется… В итоге прекратила отсылать Воронову деньги, плюс к тому же в социальных сетях стала говорить какие-то правдивые вещи. После этого Алексей разбушевался.
Воронов стал говорить, что не знает, кто такая Марина Киреева, и никогда ее не видел. Говорил, что я никогда не была солисткой группы «Краски» и не записывала никакого «Зеленого альбома». У человека, видимо, какая-то своя правда. Я уже говорила и отмечу еще раз - по моему мнению, у Алексея проблемы с психическим здоровьем. Причем так считаю не только я, но и другие люди, которые с ним работали.

«Воронов не имеет права использовать бренд «Краски»
- Планируете ли вы подавать еще какие-то заявления или иски против Воронова или общества «Группа Краски»?
- В дальнейшем мы планируем заявить еще одно исковое заявление к ООО «Группа Краски» в связи с тем, что они незаконно используют бренд «Краски», который им не принадлежит, - говорит директор Марины Киреевой Антон Михайлов. - Там ущерб будет намного больше, поскольку товарный знак у нас охраняется государством. Законодательство предусматривает компенсацию по 100 тысяч рублей за каждое использование такого знака. Везде на афишах артисты Воронова представляются как «Краски».
Хочу еще добавить по поводу подложного документа, на который ссылаются истцы. Сейчас их представители предоставили в суд оригинал этого договора, и, насколько я заметил, он отличается от фигурировавшей ранее копии. В оригинале уже нет срока действия белорусского паспорта Воронова, тогда как в копии есть. И на момент подписания договора видно, что он истек. Договор подписан 1 февраля 2017 года, а срок действия паспорта Воронова истек в сентябре 2016 года. Получается, что договор составлен по просроченному паспорту. Это значит, что оригинал был попросту переделан позже. У Марины есть копия паспорта Воронова, и ей известно, когда истекает срок годности его документа.
- Значит, вы будете доказывать, что требования Воронова не имеют оснований?
- Мы не оспариваем авторства Воронова, но уверены, что есть еще множество соавторов, которые создавали произведения группы «Краски». Я обязательно буду заявлять ходатайство об истребовании доказательств из Минского национального центра интеллектуальной собственности (аналог нашего Российского авторского общества в Белоруссии). В свое время Воронов передал все права в это общество. После этого он не имел права подписывать какие-либо лицензионные договоры на передачу прав. А Воронов с 2004 года отписывает права на песни, на выпуски альбомов разным компаниям.
Воронов не имеет права использовать бренд «Краски», но делает это уже много лет. Ему никто не говорил слова против, поскольку существовала договоренность между ним и компанией «Мартигрупп Интертеймент» - это владелец бренда «Краски», с которым Марина Киреева выпускала «Зеленый альбом». Всех все устраивало, все жили в мире и согласии. Затем все изменилось. В общем, ситуация довольно сложная и запутанная, и скорее всего, процесс затянется на длительное время - года на полтора точно.
- Правда ли, что в свое время группа «Краски» возила по стране два состава?
- Да, было такое. Алексей Воронов в свое время возил по стране сестер-близняшек и устраивал одновременные концерты в разных городах. Была в группе «Краски» такая солистка, как Марина Иванова. У нее есть сестра-близнец Ирина. Воронов активно использовал эту ситуацию, как когда-то группа «Ласковый май» выступала несколькими составами по всей стране. Воронов делал так - например, в субботу концерт группы «Краски» в Казани, и в этот же день примерно в одно и то же время выступление «Красок» в Питере. Вроде бы выступает одна и та же солистка, а по сути это были разные девочки - сестры-близнецы. Воронов как продюсер за один день зарабатывал в два раза больше денег. Так продолжалось, пока махинация не вскрылась и не разразился громкий скандал. Все всплыло, когда концерты были проданы на праздник города в Нижний Тагил и Петрозаводск. За выступления были получены государственные деньги. Но оба концерта начинались в одно и то же время. Кто-то обратил на это внимание, потом в прессе появились разоблачительные статьи и вышел репортаж в передаче «Ты не поверишь!» на НТВ.

Алексей НИКОЛАЕВ

 

                       

 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Без езды!

Водитель автобуса, сбивший школьника, получил два года ограничения свободыи пока не сможет управлять транспортными средствами

ВИЧ в Мордовии:

Представители нетрадиционной ориентации - наиболее сложная для обследования группа риска

Мир детских изобретений

В последний день осени на площадке мордовского Технопарка проходил Молодежный инновационный конвент республики. В этот день здесь собрались...

«На нас хотят сделать сенсацию!»

Родители тяжелобольного Кирилла Галкина объяснили журналисту «ВС», почему хотят отвезти своего ребенка на операцию именно в Израиль