«Где-то я вас видел»

Социум

 

21 ноября во всём мире отмечается День телевидения. В оскароносном кинофильме Владимира Меньшова один из героев убеждает, что «со временем телевидение перевернет жизнь всего человечества. Ничего не будет. Ни кино, ни театра, ни книг, ни газет, одно сплошное телевидение», и предлагает вспомнить эти слова через 20 лет. Так и мы решили накануне праздника пообщаться с людьми, чья работа двадцать лет назад была связана с новым телевидением в Мордовии. Это было время молодых экспериментаторов, которые раздвигали границы информационного пространства и в каких-то вещах были медийными первопроходцами.
 
«80% населения на Новый год смотрели именно наш канал»
Андрей Абащенко, руководитель метрологической службы (Москва). В 90-е - директор ООО «СТЭК-10».
- На заре 90-х в Саранске появилось телевидение, которое именовалось «Видеоарсенал» (ООО «СТЭК-10»). Попытка была интересна тем, что это было первое частное телевидение. Собственно, современный мордовский 10-й канал сейчас работает как раз на частоте, на которой выходили мы. У истоков создания стоял известный в туристических кругах Александр Зимин. Он сотоварищи арендовал подвал на Полежаева, 66, где появилась неплохо оборудованная студия. Игорь Кузьмин, впоследствии переехавший в Пензу и ставший там помощником губернатора, был учредителем канала. Он же был владельцем первого в Саранске коммерческого магазина «Алькор». В 1993 году с подачи Сергея Сеничева я был устроен туда директором.
Именно мы первые открыли Саранску мир западного кино. Нам помогли коллеги из Самары, которые снабжали нас фильмами, хотя мы и сами специально ездили за новинками в Москву. Крутили и мультики, музыкальные клипы. Надо понимать, что в то время такая роскошь, как видеомагнитофон, была далеко не в каждой семье. А ещё и кассеты надо было покупать. А мы всё это показывали практически на халяву каждый вечер.
Фактически мы были четвёртым каналом в Саранске. Тогда выходили в эфир 1 канал, Второй канал, и у очень ограниченного числа людей ещё ловило «Культуру». Мы выходили с 18 до 23 часов, и только в записи. Интересный момент, что мы нигде не публиковали программу. Её перед очередным выходом в эфир зачитывал диктор, который один, собственно, её и знал. А диктором у нас работала Ольга Дробина, которая любезно рассказывала «когда будут показывать мультики» дозвонившимся телезрителям.
Мы пытались делать и собственные передачи. По четвергам поздним вечером вышли несколько эфиров в записи про эротическое кино. Собственно, из-за этого канал и закрылся, когда выпускающий редактор на телевышке перепутал кассеты с эротикой и поставил лютую порнуху. Показывали её секунд пятнадцать, но кому надо, тот запомнил. 
Был момент, когда мы два раза подряд собрали деньги с горожан. В своё оправдание могу сказать, что все их потратили на аппаратуру, то есть улучшение материальной базы. Действительно картинка стала лучше. Потому что реклама рекламой, но фактически существовать было не на что. А идея была такая - сделать канал закрытым. Мы были действительно уникальны, потому что частных каналов по России в то время было немного. И часто их закрывали: используя определённую аппаратуру, сигнал глушился. И только после приобретения адаптера, который встраивался в телевизор, канал начинал показывать. 
Но у нас этих адаптеров просто не было: я объявлял сбор денег, был убедителен: «мы будем кодировать изображение». Затем мы сами специально создавали помехи и так выходили в эфир. Уже потом, когда канал закрыли и на наше место в тот подвальчик пришла Городская телекомпания, они работали уже на всём готовом. Именно деньги горожан помогли собрать такую базу. 
Популярность «Видеоарсенала» была потрясающей. Вспоминаю, как под Новый год 1994 мы два с половиной дня с Сергеем Сеничевым не вылезали из того подвала - готовили новогодний выпуск. У нас даже появились симптомы, как мы с ним придумали, «подвальной» болезни. Когда просто забываешь о дневном свете. Зато, как оказалось, 80% населения на Новый год смотрели именно наш канал. И тут нет никакой подтасовки. Мы сами садились на телефоны, набирали наугад саранский номер и спрашивали, что люди сейчас смотрят. 
А закрыли нас потому, что власти в то время никак не хотели мириться с каким-то не подконтрольным им ресурсом, тем более частной телекомпанией. А тут ещё так удачно кассету с фильмом перепутали. «Видеоарсенал» дал Мордовии как минимум двух известных людей. Это главный режиссёр ГТРК Мордовии Владимир Кудашкин, у нас он работал оператором. И наша вторая дикторша - Елена Логинова (выступает под псевдонимом Татьяна Гордеева), наша посланница на ЧМ-2018. 
 
«В Саранске на базаре продавали окурки разной степени скуренности»
Юрий Башарин, руководитель Департамента регионального развития Национального центра инноваций в образовании. В 1993 году тележурналист ГТРК «Мордовия».  
- В 1987 году я поступил на филфак МГУ, и нас там, конечно же, не учили работать на телевидении. Но Сергей Николаевич Десяев, который на тот момент был корреспондентом советского телевидения, вёл факультатив, где натаскивал нас на работу. С его помощью я в первый раз и попал на телевидение. Мы делали программу, которая называлась «Крыша». Это была милая, наивная молодёжная программа, и когда мы сняли пилотную версию, увидеть себя на экране было жутко. Это было чувство некоего восторга, но одновременно и кошмара, когда видишь себя такого несуразного и неловкого со стороны. После получения диплома мне предложили на ГТРК «беременное место». Это означало, что некая девушка ушла в декрет на год, и на это время освобождалась ставка журналиста. И на телевидение, в профессию я пришёл как в школу - 1 сентября 1992 года. 
Говоря о мордовском телевидении, нельзя не упомянуть Олега Еникеева, чрезвычайно разностороннюю личность, с которым я был неплохо знаком. Кстати, именно я брал у него последнее интервью за три дня до убийства. Благодаря Олегу Еникееву появились самые ударные, существующие до сих пор медийные тяжеловесы. Кроме того, он помогал в организации детища музыканта Алексея Рубцова - рок-фестиваля «Пророк». 
Олег Еникеев вышел на нас, предложил определённые условия работы, на которые мы согласились, потому что он пообещал то, что в Мордовии до этого не было и о чём все мечтали, - первую камеру VHS Panasonic в истории ГТРК «Мордовия»! И это было чудо! По тем временам это была целая телестудия: не нужно было мучиться со звуком и монтажом, и с точки зрения фактологии телевидения эта камера в республике была первой в своём роде. 
90-е годы было идеальным временем для творчества молодых, а вот наши нынешние ровесники хлебнули по-взрослому. Нам было немногим за двадцать, мы были молодые, дерзкие, нахальные. И искали сюжеты из самой жизни, которой жили. Например, талонная система и последовавшие за ней «табачные бунты». Сложно уже сейчас представить, что в Саранске на базаре продавали окурки разной степени скуренности! И люди их покупали. 
В «ламповые 90-е» нам всем просто повезло. Таким образом совпали наша молодость, творческая свобода и запрос на что-то новое в медиа. Медийную корпорацию, которая называлась «Команда 1», где я работал, многие сравнивали с федеральной программой «Взгляд», где также всё было ново и интересно. Я с этим бы не согласился. Скорее это был такой глоток свежего воздуха, после достаточно долгого времени застоя в подходе прессы к освещению событий. Сейчас многие чувствуют ностальгию по тем временам. Ведь водка-«терминатор» - это было здорово. А вот сколько людей умерли от этой водки, как-то вспоминать не любят. 
До сих пор помню, как делал эфир про особенности торговли того времени. Вообще, тогда торговали все и всем. Так называемые комки росли как грибы после дождя. В центре города, у самолёта, где в то время работал «31-й магазин», предприимчивая женщина, которая жила на первом этаже, открыла магазин прямо у себя в квартире, а витриной этого «комка» служило окно во двор. И какое-то время шла торговля.
Второе, что запомнилось, это фестиваль «Пророк». Организаторы тогда действительно вытворяли немыслимые вещи: например, вытаскивали на руках на сцену «запорожец» Рубцова. Когда мы снимали движуху на сцене и в зале, была такая гордость, что ты на одной волне со страной, потому что в столицах были рок-клубы, а у нас был «Пророк». И это было мощное впечатление. 
 
«Мы были первыми, кто начал проводить рекламные акции»
Наталья Борискина, журналист нашего издания. В первой половине 90-х - ведущая программы «Горожанка» Городской телекомпании «Саранск».
- На телевидение я попала по объявлению в газете. На тот момент работала в профессии, никак не связанной с журналистикой, и никуда уходить не собиралась. На собеседование к Сергею Сеничеву, который в тот момент набирал сотрудников на Городское телевидение - ГТК «Саранск», пришла, не особо на что-то надеясь. Ответила на простые вопросы, а через некоторое время он перезвонил и сказал, что я принята. У нас подобралась пёстрая, но слаженная команда. Правда, некоторый профессиональный опыт был только у операторов. 
Журналистский состав был очень разный, нас объединяли молодость и здоровые амбиции. Первое городское телевидение ютилось в легендарном подвале дома на Полежаева, где до нас успешно работал канал «Видеоарсенал». Сюжеты делали короткими, но яркими. В 1994 году дефицита в новостях не было - время было интересное: забастовки, демонстрации, выборы… Все писались на VHS-кассетах, с которых транслировали на город ежедневную новостную программу - своеобразный свежий взгляд на городские события. Порой отходили от новостной темы - рассказывали о достопримечательностях Саранска, нравах жителей. Вообще, подходили к работе с долей нахального хулиганства, но свою работу любили, старались раздвинуть рамки обычного репортажа. Брали нестандартные комментарии у горожан, искали интересные планы для съёмок. 
Азарт был такой, что мы напрочь забывали о том, как будем выглядеть со стороны. Помню, я практически бросилась под автобус, увидев в нём подходящую для съёмок девушку. Мы делали сюжет о шляпной моде, что уже само по себе было ново, так как в Саранске того времени женщины в этих головных уборах на улицах практически не встречались. Автобус я тормознула, и та девушка стала украшением сюжета.   
Всё это напоминало большой эксперимент. Как таковой студии у нас не было, свет выставлялся на глазок, петлички для микрофонов делали сами. Помню, как на первых программах студийный свет обеспечивал большой фонарь, который взяли с аэропорта. Освещенность он давал приличную, но работать под ним было тяжело: мало того что грел, как солнце, так ещё нещадно слепил ведущих.
Сергей Сеничев давал нам свободу проявления, ценил авторский взгляд. Он же предложил подумать над темой для авторских программ. Тогда и появилась моя «Горожанка» - программа о женщинах и для женщин. Был в ней и обязательный сюжет на кухне. Как известно, первая программа «Смак» Андрея Макаревича с Александром Абдуловым снималась именно на домашней московской кухне. То же самое происходило и у нас. Признаюсь, сложно найти человека, который бы легко пустил съемочную группу к себе в дом. К тому же надо было отыскать подходящий интерьер. Не забывайте, стояла середина девяностых, и непросто было достать необходимые для подобных съемок продукты. 
Например, для первой «Горожанки» предстояло найти подсолнечное масло и грецкие орехи для корейского салата - пришлось побегать по городу, чтобы обеспечить все ингредиенты. Были программы, посвящённые моде: мы знакомили зрителей с последними тенденциями, журналами мод, мнениями известных стилистов, и тогда в нашей импровизированной студии устраивалось дефиле. Отдельная тема - эфиры с иностранцами, которые в Мордовии были тогда редкими птицами. Помню, снимали швейцарку, которая очень волновалась. Ещё бы, она только месяц в России, а уже приглашена «на русское телевидение». В общем, на эфир она пришла в павловопосадской шали, серьгах а-ля жостовские расписные подносы… Так что в кадре девушка выглядела более русской, чем я. С чего и начали беседу, которая так и прошла на юмористической волне.
В программе выходили кинообзоры Лены Логиновой - солистки радиогруппы «Мурзилки Intеrnational», радиоведущей и посла города Саранска на чемпионате мира по футболу-2018. На радио мы знаем ее теперь как Татьяну Гордееву. Именно у нас, на ГТК «Саранск», она прошла творческое крещение. 
У Сергея Сеничева на ГТК кроме обязанностей руководителя была своя авторская программа: с гостями в студии он говорил о самом больном, что волновало горожан на тот момент. Сюжеты были острыми, вызывали волну обсуждений. 
В начале 90-х мы были первыми, кто начал проводить рекламные акции, записывая эфиры в салонах красоты или на выставках-продажах шуб. Мы предоставляли слово горожанам - проводили регулярные опросы прямо на улицах, старались говорить просто о важном. Кстати, неожиданно в определённом плане стали законодателями мод. Правда, стильно выглядеть в кадре в условиях тотального дефицита было сложно. На свою программу гардероб и необходимый модный инвентарь я собирала буквально с миру по нитке. Было весело!
Могу сказать точно, про собственную популярность мы не думали, на нее не работали, просто старались достойно делать то, что на тот момент составляло смысл жизни. А то, что мы были популярным каналом, стало понятно годы спустя: даже сейчас меня порой узнают не как журналиста «Вечернего Саранска», а как ведущую программы «Горожанка». И общаясь с людьми, бывает, слышу фразу: «Где-то я вас видел». Значит, что-то было сделано точно правильно и не зря. 

 

 

                       

 

 

 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

ВИЧ в Мордовии:

Представители нетрадиционной ориентации - наиболее сложная для обследования группа риска

Без езды!

Водитель автобуса, сбивший школьника, получил два года ограничения свободыи пока не сможет управлять транспортными средствами

Мир детских изобретений

В последний день осени на площадке мордовского Технопарка проходил Молодежный инновационный конвент республики. В этот день здесь собрались...

Праздник в Саранске

Столица Мордовии День героев Отечества отметит салютом и молодежной патриотической дискотекой

«Где-то я вас видел»

21 ноября во всём мире отмечается День телевидения. В оскароносном кинофильме Владимира Меньшова один из героев убеждает, что «со временем...

Газовый «клондайк»

Под предлогом проверки газового оборудования в квартирах частные гастролеры навязывают горожанам услуги по баснословным расценкам