«Жалею, что снял бандану!»

Репортер

Саранского адвоката лишили статуса за появление в зале суда в шортах и шарфе

Грандиозный скандал разразился на минувшей неделе в юридической среде Мордовии. Решением адвокатского совета лишен статуса адвоката один из самых неординарных юристов Саранска Сергей Наумов. Поводом к этому послужило его появление в зале судебных заседаний в шортах, шарфе и бандане. В итоге судебное заседание было отложено, а сам адвокат привлечен к дисциплинарной ответственности. Какие проблемы обнажило решение адвокатского совета и почему сам Сергей Наумов не жалеет о своем поступке - он откровенно рассказал корреспонденту «ВС».

«Вы приравниваете себя к Стиву Джобсу?»
«ВС»: Сергей, что за история произошла с твоим внешним видом во время судебного заседания?
С.Н.: Все произошло еще 10 мая. Я работал по назначению. Я пришел в суд, но на самом деле немного опоздал. Даже не то что опоздал, просто не рассчитал время. На самом деле с шортами я, наверное, немного переборщил, нужно было штаны надеть. Ну захожу я в здание, приставы на меня так посмотрели… У нас же сейчас культура правовая… На самом деле у меня даже в мыслях не было умалять авторитет судебной власти. Я смотрю на часы и понимаю, что уже не успеваю переодеться. И тут мне пристав звонит и говорит, что меня в таком виде не пустят. Ну меня, как говорится, за живое и взяло. Потом он созванивается с заместителем председателя суда, которого я очень уважаю. Мне нравится его чувство юмора. Оно такое острое, но справедливое. И пристав спрашивает у меня, сколько времени мне нужно, чтобы переодеться. Ну я ответил, что не буду срывать судебное заседание. Просто из уважения к своему коллеге, который приехал из Зубовой Поляны. По сути, я принял решение не срывать судебное заседание. Я успел переговорить со своим подзащитным, мне никто не помешал, хотя в Верховном суде Мордовии, мягко говоря, не приветствуется, если адвокат без разрешения председательствующего говорит по видеоконференцсвязи со своим подзащитным. Но это отдельная тема. Ну и начинается судебное заседание. И судья просит меня встать и спрашивает, что я себе позволяю?! У меня есть копия протокола судебного заседания, так что я процитирую.
«Председательствующий сделал замечание адвокату Наумову по поводу его внешнего вида». Вопрос председательствующего: «Почему вы решили прийти на судебное заседание в виде, который не соответствует виду делового оборота?». Ответ Наумова: «У меня уважительная причина, не было времени, чтобы переодеться». Вопрос: «Сколько вам понадобится времени, чтобы привести себя в порядок?». Ответ: «Я в порядке!». Вопрос: «Вы не в порядке! Снимите, пожалуйста, шарф». Ответ: «Не сниму, мне так удобно! Я считаю, что это необходимо для ведения моей профессиональной деятельности!». Вопрос: «В связи с чем это необходимо?». Ответ: «Я полагаю, что я уже ответил на этот вопрос!». Вопрос: «То есть требования к деловой одежде на вас не распространяются?». Ответ: «Я считаю, что если Стив Джобс, руководитель многомиллиардной корпорации, позволял себе выступать в джинсах и толстовке, то я ничем от него не отличаюсь!». Вопрос: «Вы себя приравниваете к Стиву Джобсу?». Ответ: «Думаю, да!». Вопрос: «Мы предоставляем вам время, чтобы привести себя в порядок». Ответ: «Я считаю, что я в порядке!». Вопрос: «Вы отказываетесь выполнить требование председательствующего и привести себя в надлежащий вид?». Ответ: «Полагаю, что своим внешним видом я ни в какой степени не умаляю авторитет суда!». Знаешь, в свое время я был в Мосгорсуде. Там были пафосные адвокаты, хотя после Мордовии они меня просто смешили. В шиншилловой шубе, в казаках, реально выглядели как сутенеры в голливудских фильмах. Но никто их из зала суда не выгонял. Понимаешь, по мне, адвокат - это не тот, кто выглядит пафосно, а тот, кто логично, четко, последовательно излагает свои мысли.

«ВС»: И чем все закончилось?
С.Н.: Ну ситуация такая. Сначала меня попросили снять бандану. Я снял. Потом попросили снять очки. Я снял. Но снять шарф я отказался категорически. А сейчас я жалею, что снял бандану. Вот очки нужно было снять, а бандану - нет. В итоге заседание суда прекратили ввиду того, что я якобы своим видом саботировал его. Суд в отношении меня вынес частное постановление. В нем написано: «Адвокат Наумов, представляющий интересы осужденного Алехина, явился в судебное заседание, одетый в шорты, с повязанным на шее шарфом. Тем самым внешний вид не соответствовал деловому общению, как предписывает пункт второй статьи восьмой Кодекса адвокатской этики». На тот момент, кстати, официального положения по деловому виду не было! А 21 июля состоялось заседание совета адвокатской палаты, на котором меня лишили статуса адвоката. Без разговоров! Я был очень удивлен поведением своих коллег. Я понимаю президента, я даже его в какой-то степени оправдываю, надеюсь, что он меня просто «продал», но поведение коллег меня просто поразило. Понимаешь, есть война между адвокатскими формами. Дело в том, что каждый адвокат должен выбирать форму,  в которой он будет работать: самостоятельно, в виде кабинета, например, или коллегиально. Так вот у нас уже давно повелось, что старой адвокатской гвардии, я не буду называть фамилий, очень не нравится самостоятельность. Ты бы знал, меня это очень сильно возмущает, с каким негативом и завистью некоторые мои коллеги относятся к адвокатскому кабинету Любови Даниловны Калинкиной. Мне крайне неприятно это слышать в отношении де-факто лучшего адвоката Мордовии. Что бы о ней ни говорили, у нее научных регалий больше, чем у любого другого. К тому же качество адвокатской работы определяется количеством оправдательных приговоров. Так вот, почему меня возмутило решение адвокатского совета. В него входят три адвоката от кабинетов. Это люди, которые обязаны нас защищать. А они проголосовали за лишение меня адвокатского статуса.

«Хрен я сдамся!»
«ВС»: А у тебя до лишения статуса был адвокатский кабинет?
С.Н.: Да. Я в Мордовии достаточно неформальный специалист. Меня всегда бесили какие-то условности и рамки. Я очень быстро подходил к границам и понимал, что не всегда они обоснованны. А когда я начинал интересоваться, почему вы установили эти границы, мне никогда не давали ответа. Я честно тебе скажу, я в адвокатуру не просто так попал. Потому что у нас в Мордовии просто так хрен куда попадешь! Если бы не репутация моей мамы, я бы не поступил на юрфак. У нашей семьи не было таких денег, которые были у элиты. Поначалу я даже не понимал, что учусь не просто с золотой, а с мультиплатиновой молодежью! А когда я начал работать, у меня поначалу даже неплохо получалось. Я освоился в профессии. Сейчас я думаю, что, может быть, я где-то стал зарываться!

«ВС»: Я, наверное, не очень силен в юриспруденции, но неужели адвоката можно лишить статуса за внешний вид?! Пришел в шортах, и ты уже не адвокат!
С.Н.: Получается, так. Формально совет имеет право принять такое решение, они его реализовали. Но хрен я им так просто сдамся! Вот видишь, у меня на футболке написано «закон». Наша задача не «отмазывать» людей от наказания. Я когда от своих подзащитных это слышу, мне самому хочется им нарезать. Без прокуроров и судей. Наша задача - делать так, чтобы законы работали!

«ВС»: Сейчас у тебя есть какие-то законные механизмы для восстановления статуса адвоката?
С.Н.: Да. Закон предусматривает единственную возможность - обжаловать решение совета в суде. Знаю, что в Мордовии уже был подобный прецедент, когда адвоката лишили статуса. Возможно, там были основания для лишения статуса даже более серьезные, чем в случае со мной. Но суд отменил это решение. В подобных случаях действует обычная процедура гражданского судопроизводства. Я сейчас в открытом режиме готовлю жалобу. Я хочу нанять своего коллегу, правда, не знаю, как мы с ним договоримся, потому что у меня с деньгами сейчас плохо. По сути, мы с ним сейчас представляем оппозицию в совете тем нашим коллегам, которые пытаются ущемить адвокатские кабинеты. В какой-то мере я даже рад, что мне сейчас развязали руки. Независимо от того, останусь я адвокатом или нет, я продолжу заниматься юриспруденцией. И мой личный номер 13301 никто не вычеркнет.

«Адвокатов просто будут убивать!»
«ВС»: Но, насколько я понимаю, пострадавшим в этой истории оказался не только ты, но и твои клиенты?
С.Н.: Для меня это самое больное в сложившейся ситуации. Мне мои серьезные доверители из криминалитета уже звонили и сказали: «Геннадич, мы тебе голову отрежем!». Я, конечно, не воспринимаю их угрозы всерьез, потому что хотели бы отрезать - отрезали бы. Просто с таким отношением к нашим подзащитным у нас будет та же ситуация, что и в Москве. Адвокатов просто будут убивать!

«ВС»: Какие последствия для твоих клиентов могут быть после лишения тебя статуса адвоката?
С.Н.: Только отрицательные. Большинство моих доверителей никогда не сталкивались и не понимают суть классового механизма нашего правоохранительного общества. Вот тебе конкретный пример. Один мой подзащитный залез на КамАЗ в аэропорту и снес там генератор. Смешное дело, но в каком-то смысле нам повезло, что его расследует линейный отдел. Там начальник нормальный мужик, но когда он сегодня узнал, что меня лишили статуса адвоката, и он стал думать только о том, как ему дело, по которому горят сроки, наспех сдать прокурору и в суд. И вот за что я упрекаю своих коллег из адвокатского совета. Никто из них после окончания заседания не подошел ко мне и не сказал: «А с вашими доверителями мы поступим следующим образом: вы пишете список, и мы назначаем им адвоката. Если они согласятся. А деньги, если вы их уже взяли, верните!». Хорошо, что я ни с кого денег не взял. Кстати, недавно по делу одного из моих доверителей был обыск. И меня уже не пустили. Я вообще думаю, что меня лишили статуса именно из-за этого дела. Понимаешь, некоторое время назад я стал работать адвокатом по назначению. Я столько грязи увидел, на которую мне приходится закрывать глаза!

«ВС»: Это уже ваша внутренняя кухня, но что все-таки делать твоим доверителям? Нанимать новых адвокатов?
С.Н.: Никто из членов совета не стал решать эту проблему. Они ведь даже не меня унизили как адвоката, они себя унизили. Потому что они плюнули на тех людей, которых защищал адвокат Наумов. Как после этого люди будут вообще относиться к адвокатам?! Это позор на всю страну.

«ВС»: Но ведь сами судьи далеко не всегда ведут процессы в мантиях.
С.Н.: Я тебе больше скажу, у меня с моим знакомым был случай, когда они гласный открытый судебный процесс превратили в шоу. Парень пришел на заседание со своим помощником, а судья его выгнал, мотивируя это тем, что в кабинете нет стульев. Хотя стулья там были.

«ВС»: Ты не боишься, что после этого интервью и твоих откровений, когда ты в суде будешь восстанавливать свой статус, тебе просто будут мстить?
С.Н.: Ты знаешь, как называют Любовь Даниловну Калинкину? Я тебе скажу, хоть мне это очень неприятно. Но ты можешь это опубликовать, ссылаясь на меня. Ее называют Люба плюс три года. Вот кто они после этого?!

«ВС»: Я правильно понял, потому что ее клиентам дают плюс три года только потому, что именно она является их адвокатом?
С.Н.: Да. Хотя дети всех чиновников хотят учиться именно на ее кафедре. И такое отношение к человеку, который возглавляет кафедру, являющуюся якорем всей адвокатуры! Поэтому я не боюсь, что мне будут мстить.

Алексей Константинов

 

                       

 


Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Кубок мира в Саранске

САРАНСК ПЕРВЫМ ИЗ ГОРОДОВ-ОРГАНИЗАТОРОВ ГРЯДУЩЕГО ФУТБОЛЬНОГО МУНДИАЛЯ ПРИНЯЛ У СЕБЯ КУБОК МИРА ФИФА

«Наш человек» во Флориде

«ВС» публикует «ураганные впечатления» нашего земляка Яна Золотаревского,  за 20 лет жизни на южном побережье США повидавшего...

Ритуальный приговор

Обвиняемый в убийстве менеджера ритуального агентства получил десять лет колонии