«Бокс - это искусство, все остальное - это спорт!»

Социум

 

24 июля 60-летний юбилей отметил один из самых титулованных боксеров в истории Мордовии - Сергей Тюрин. В числе его наиболее заметных спортивных достижений значатся победы на Кубке СССР, победы в чемпионатах Молдавии и Белоруссии, а также несколько боев на профессиональном ринге. Он тренировал мальчишек и внес огромный вклад в развитие кадетского движения республики. В канун знаменательной даты в гостях у ветерана побывал корреспондент «ВС».
 
«Зато у нас есть 50-литровый бак!»
«ВС»: Сергей Викторович, сейчас можете вспомнить, как вы начали заниматься боксом? И почему выбрали именно бокс?
С.Т.: Знаете, я до сих пор об этом с юмором вспоминаю. В 1969 году в Саранске открылся дворец спорта. И мы с друзьями пришли туда записываться в футбольную секцию. Это сейчас там охрана, а тогда ничего не было. Мы спокойно пришли в спортзал, переоделись и начали играть. А после игры нас неожиданно поставили в стойку. И мы тогда стоим и думаем: «Кажется, это не футбол». Но в итоге мы так и остались в боксе. А потом уже и двоюродный брат за мной потянулся, тоже стал боксом заниматься. Знаете, я ведь родился и вырос на ТЭЦ-2, так что боксерские навыки были нелишними. ТЭЦ-2 всегда считался бандитским районом. У меня тогда тетя работала учительницей в местной школе. Я-то думал, мне из-за этого легче учиться будет, а оказалось все наоборот. Стоило мне, как говорится, сделать шаг в сторону, она сразу отцу рассказывала. А отец меня воспитывал очень строго. Он ведь был участником войны, офицером, три медали «За боевые заслуги» получил. И свой офицерский ремень он никогда не прятал. В итоге я стал отличником. Поневоле! Правда, жизнь в этом районе все равно накладывала свой отпечаток. Помню, в 1974 году я только вернулся со всесоюзных юношеских соревнований, и мы с друзьями стояли в очереди за мороженым. Ну и подошел какой-то мужик. Хотел раньше нас купить. Мы ему замечание сделали, а наколки у него на руках просто не заметили. Идем обратно, а возле остановки нас уже ждут шесть человек. И давай нас и за уши дергать, и… Хорошо, хоть поджопников не наставили. И тут нас, что называется, прорвало. Я ведь левша по природе, хотя все жизнь боксировал в правой стойке. И я сам не знаю, как получилось, тогда ведь в боксе и нокаутов-то не было. А тут я в первый раз увидел, как после моего удара падает 30-летний мужик. Кто-то из них нож вытащил, а со мной друг был. Я только смотрю, как у него рука пошла. В итоге шестерых человек нет. Двое через забор кинулись, убежали. 
«ВС»: Можете сравнить уровень развития бокса в Мордовии в ваше время и сейчас?
С.Т.: Это небо и земля. По сути, сейчас в Мордовии бокса нет. Раньше в республике была очень сильная школа тренера Михайлова. Сейчас у нас в первенстве республики участвуют всего две-три пары. Смотришь на них и заранее знаешь, кто победит. В мое время у нас было несколько человек, исход противостояния которых никогда не был ясен. В нашей школе было несколько мастеров спорта, победителей и призеров всесоюзных соревнований, некоторые из нас провели по несколько десятков международных встреч. А если говорить про сегодняшний день… Вспомните сами, когда у нас в последний раз газеты писали об успехах местных боксеров?! А про нас тогда в «Советском спорте» писали. А ведь в то время, чтобы «Советский спорт» просто упомянул о тебе, нужно было достичь очень серьезных результатов.  
«ВС»: У вас есть объяснение, почему мордовская школа бокса, по сути, умерла?
С.Т.: Началось все с того, что в 1975 году ушел Михайлов. Такого тренера, как он, в Мордовии не появилось до сих пор.  Он был очень неудобным человеком, он и сейчас вредный. Но он был очень хорошим психологом. После его ухода мы по инерции еще несколько лет побеждали. У нас всегда три-четыре человека боксировали на первенстве Советского Союза. Нам борцы завидовали, понимаете?! Потом в 1978 году нас всех призвали в армию, в Самару, в СКА. Так вот в то время сборная Приволжского военного округа по боксу наполовину состояла из мордовских спортсменов. С нами тогда тренировались и чемпионы Европы, и победители Олимпийских игр. И на тренировках никто на титулы не смотрел. Ты мог попасть в спарринг с олимпийским чемпионом. В таких условиях боксер очень быстро растет. Сейчас в Мордовии, конечно, есть талантливая молодежь. Но нет системы подготовки. Я вам выскажу личное мнение. Не должна женщина заниматься возрождением бокса, как это происходит в Мордовии. Она может быть хорошим менеджером, но для подготовки спортсменов этого недостаточно. Это все равно что направить боксера на развитие сельского хозяйства. Он будет поливать, сыпать удобрения, но урожая не будет. Понимаете, в юношеской сборной страны нет ни одного нашего спортсмена, потому что они туда не проходят. А ведь для роста спортсмена необходимо участие в сборах, там спортсмен быстрее растет, нельзя вариться в собственном соку. Как говорят ветераны нашего вида спорта: «Бокс - это искусство, а все остальное - это спорт!». Понимаете, вот мы всегда с борцами дружили. И сейчас, когда мы встречаемся, они говорят: «У нас есть Мишин!». А мы им отвечаем: «Зато у нас есть 50-литровый бак!». А больше нам и гордиться нечем! И главное, ведь не нужно ничего придумывать. Просто в каждом районе должна быть своя секция бокса. В городах молодежь в основном за компьютерами сидит, а в селах еще можно найти таланты.
 
«За пять тысяч загрызу любого!»
«ВС»: Вы в свое время не мечтали уйти в профессионалы?
С.Т.: На профессиональном ринге я провел четыре боя. Это было во время моей службы в Германии. Я тогда больше в футбол с немцами играл. Английский язык я знал нормально, параллельно начал учить немецкий. А там секция бокса была. Тренировали тогда там Питер Гирше и Дитмар... фамилию уже не помню. Ну и я начал там потихоньку заниматься, секундировал местным мальчишкам, подсказывал. И пацаны начали выигрывать. По выходным там обычно проходили соревнования. И я ездил туда, интересно было посмотреть. Все-таки профессиональный ринг. Там уже и темнокожие боксеры участвовали, очень много турок было. У них здоровья и желания было очень много, но по нашим, по михайловским меркам они были второразрядниками. Ну и мне начали поступать предложения о проведении боев. Правда, я тогда не мог подписать контракт, поскольку являлся военнослужащим. Так что выступать приходилось без контракта. Тогда многие спортсмены-военные так делали. Просто подрабатывали по выходным, участвуя в боях. Помню, за победу в первом бою мне дали триста марок, во втором бою - восемьсот марок. Потом уже три тысячи марок получил за победу. Но в основном нас использовали в качестве спарринг-партнеров. Помню, боксировали мы в Лихтенберге. Главным призом за победу были пять тысяч марок. Я в то время как военнослужащий получал пятьсот марок. Помню, подумал еще тогда, что за пять тысяч марок я на ринге загрызу любого. 
«ВС»: И как, загрызли?
С.Т.: Да. «Мерседес» купил. Правда, неделю потом пришлось сидеть на гауптвахте. 
«ВС»: За что?
С.Т.: Понимаете, во время этого боя велась видеосъемка. Впоследствии эта запись попала к нашим контрразведчикам. А меня еще перед боем представили как русского чемпиона. Ну меня и вызвали сразу. Начали спрашивать, мол, денежки зарабатываешь. Помню, там были капитан и майор. Майор старенький был, а капитан, наверное, хотел стать майором, вот и упрятал меня в каземат. Чуть ли не измену Родине начал шить. Хотя что плохого-то я сделал?! Службу не бросал, просто в свой законный выходной принял участие в боксерском турнире. 
«ВС»: Как в итоге разрешилась ситуация?
С.Т.: Ну как, посидел немного на гауптвахте, потом вызвали, заставили объяснение написать. Насчет денег, естественно, спрашивали. Но я в отказ пошел. Все же неофициально было. Всю кассу Дитмар вел. Ну а потом этот старенький майор говорит: «Езжай-ка ты, Серега, домой!». Он уже тогда знал, что наши войска выводят из Германии, Советский Союз разваливается. И главное, кассету мне на память отдал. 
«ВС»: А «мерседес»-то перегнали в Россию?
С.Т.: А как же! Он вообще-то пятнадцать тысяч марок стоил. Но Дитмар мне сказал: «Забирай!». Отдал я эти пять тысяч марок и уехал. Это, кстати, был первый «мерседес», зарегистрированный в Мордовии. У меня даже номера до сих пор сохранились.     
 
«Нужно уметь уходить»
«ВС»: Вы сейчас следите за ситуацией в профессиональном боксе?
С.Т.: Да, конечно.
«ВС»: Недавнее решение о том, что боксеры-профессионалы должны будут отдавать десять процентов своих гонораров на развитие детского спорта, поддерживаете? 
С.Т.: Я двумя руками за это. Я вообще считаю, что богатые люди должны помогать развитию спорта. Ведь в бокс часто приходят мальчишки из неблагополучных семей, которые очень многого себе позволить не могут. Благодаря спорту они могут получить шанс в жизни. 
«ВС»: Одна из главных надежд России в профессиональном боксе Александр Поветкин некоторое время назад был дисквалифицирован за употребление запрещенных препаратов. Как вы смотрите на эту ситуацию?
С.Т.: Сейчас вообще в профессиональном спорте сложилась такая ситуация, что допинг употребляют практически все. Просто кто-то попадается, а кто-то нет. Мы все взрослые люди и всё прекрасно понимаем. Говорить, что у нас этого нет, было бы неправильно. Но весь мир идет в этом направлении. Хотя я лично против допинга. Ведь многие спортсмены впоследствии расплачиваются за это своим здоровьем. Но в современном боксе за счет допинга выиграть практически невозможно. Ведь исход боя может решить один удар. 
«ВС»: Вы смотрели бой Поветкина с Кличко? Почему, на ваш взгляд, наш спортсмен не смог выиграть?
С.Т.: Братья Кличко, что бы про них ни говорили после их политических заявлений, являются великими боксерами. Конечно, стиль Владимира Кличко не такой зрелищный, как у других боксеров. Но у него есть своя тактика. Он все время держит соперника на расстоянии. К нему очень трудно подобраться, он буквально вяжет соперника. На мой взгляд, Саша Поветкин просто недоработал при подготовке к этому бою. У него была и есть огромная воля к победе, но этого оказалось недостаточно. 
«ВС»: Сейчас Александра снова включили в боксерские рейтинги, сняв обвинения в допинге. На ваш взгляд, у него есть шанс вернуться на вершину? 
С.Т.: Конечно, есть. Саша очень одаренный боксер. 
«ВС»: Недавно о возобновлении профессиональной карьеры объявил Олег Маскаев. Как вы считаете, в его возрасте это не опасно?
С.Т.: Я общался с Олегом. Знаете, в нашем виде спорта принято считать, что нужно уметь вовремя уходить. Выходить в таком возрасте на ринг опасно. Голова у тебя одна, а руки совершенно другие. Так что как такового бокса и не будет. Можно выиграть бой на волевых качествах, но… С другой стороны, если Олег Маскаев чувствует в себе силы, то почему бы и нет. Со стороны это кажется даже подвигом.
Алексей КОНСТАНТИНОВ

 

 

                       

 

 


 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Без езды!

Водитель автобуса, сбивший школьника, получил два года ограничения свободыи пока не сможет управлять транспортными средствами

Мир детских изобретений

В последний день осени на площадке мордовского Технопарка проходил Молодежный инновационный конвент республики. В этот день здесь собрались...