«На пороге стояла босая, окровавленная девочка»

Репортер

46-летняя сотрудница ГУП РМ «Тепличное» Светлана Миганова предстанет перед судом за вспышку беспричинной агрессии по отношению к своей 4-летней внучке - в порыве алкогольного помешательства она сначала поколотила малышку, а затем взяла в руки нож и порезала ей лицо, голову и руки. Напоследок бабушка и вовсе вышвырнула окровавленного ребенка из квартиры на лестничную клетку. Журналисты «ВС» узнали все подробности этого шокировавшего общественность преступления. 

 

 
Бабушке грозит до 5 лет колонии
Эта дикая история произошла 3 декабря прошлого года в доме № 24 по улице Серадзской, что в Юго-Западном районе Саранска. В этом доме проживает уроженка деревни Будаево Ельниковского района Светлана Миганова с 34-летним мужем Евгением. В момент трагедии он находился на лечении в больнице. В тот день дочь оставила матери 4-летнюю внучку Машу (имя девочки изменено) и до сих пор жалеет о своем решении отвезти ребенка к бабушке. Ведь уже тем же вечером девочку доставили на машине «скорой помощи» в детскую республиканскую больницу. Медики зафиксировали у ребенка синяки, множественные резаные раны кистей рук, головы, ушей, век и глаз. Позже выяснилось, что все эти зверства с девочкой сотворила бабушка, приняв на грудь приличное количество спиртного (медики обнаружат у нее в крови 1,3 промилле алкоголя). Право-охранители считают, что бабушка выпила не меньше бутылки водки.
Медиков и полицию вызвали соседи Мигановых. Девочка сама постучала к ним в дверь - она стояла на лестничной площадке босиком, в пижаме, лицо было в крови, под глазом синяк. Ребенок со слезами на глазах рассказал, что бабушка без причины накинулась на нее с ножом, хотела отрезать волосы, изрезала лицо, руки, била головой об пол, а затем вышвырнула босиком на холодную лестничную клетку. Миганова толкнула внучку так, что малышка полетела кубарем вниз по лестнице. 
Медики насчитали у девочки 15 ножевых ранений на голове и лице, а именно раны теменной области, щеки, ушной раковины, слухового прохода, верхнего и нижнего века, раны левого глаза и конъюнктивы глазного яблока. Девочка инстинктивно пыталась защищаться от ударов ножа и закрывала голову и лицо руками. Поэтому у ребенка врачи зафиксировали еще 7 резаных ран кистей, одна из которых с повреждением сухожилия. Почти сразу после нападения бабушки правоохранители сделали фото девочки для материалов уголовного дела. На ребенка страшно смотреть - сильно порезанное лицо, гематомы такие, что у малышки не видно глаз.
После этой шокирующей истории девочке пришлось провести около трех недель в больнице. Уже после стационара мать не раз водила Машу к врачам, чтобы восстановить здоровье. Сейчас она немного успокоилась, и ее стараются не беспокоить вопросами о случившемся. 
Примечательно, что сразу после того, как правоохранителям стали известны подробности этого дела, органы дознания ОП № 3 УМВД России по Саранску возбудили в отношении Светланы Мигановой уголовное дело по статье «Побои», максимальное наказание по которому составляет 2 года лишения свободы. На практике же по такой статье дело заканчивается условным наказанием. Подобный поворот событий явно не устроил Следственный комитет по Республике Мордовия, и по инициативе ведомства уголовное дело Мигановой было изъято прокурором из производства органов внутренних дел и передано для дальнейшего расследования в следственный отдел по Ленинскому району Саранска СК по региону. Следователи переквалифицировали статью «Побои» на «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, в отношении малолетней, находящейся в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством и мучениями для потерпевшего, с применением предмета, используемого в качестве оружия». Кроме того, Мигановой инкриминировали еще одну статью «Заведомое оставление без помощи находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству и вследствие своей беспомощности». Максимальное наказание по этим статьям составляет 5 лет лишения свободы.
Известно, что Светлана Миганова во время расследования полностью признала свою вину и заявила ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
 
«Баба Света резала меня до тех пор, пока я не потеряла сознание» 
«Я живу в Рузаевке с папой и мамой, - рассказала правоохранителям Маша. - Они меня никогда не ругают и не обижают. В Саранске у меня живет бабушка Света. Она живет с Женей. Я не люблю бабушку, потому что она порезала меня ножом. Мама часто оставляла меня с ней, но раньше она никогда меня не обижала и ножиком не резала. С бабушкой Светой живет Женя, я его люблю, он добрый - угощает меня конфетами. Когда Женя угощал меня конфетами, баба Света говорила: «Не давай ей конфеты». Почему она так говорила, я не знаю. Меня бабушка конфетами не угощала. 
Как-то раз утром мама привезла меня к бабе Свете в Саранск. Еще мама привезла бабушке маленькую бутылку водки. Потом мама ушла, сказала, что в магазин. После обеда мы отправились с бабушкой в магазин, купили там две шоколадки для Жени и пошли к нему в больницу. Мне баба Света шоколадку не купила. В больнице у Жени мы были долго, бабушка о чем-то с ним разговаривала, а потом мы пошли домой.
Когда мы вернулись в квартиру, я включила мультики по телевизору и смотрела их, лежа на диване. Баба Света пила водку на кухне и резала ножиком салат. Потом она зашла ко мне в комнату и ткнула меня ножом в левое ухо. Было очень больно, из уха потекла кровь, я заплакала. Я не хулиганила и не поняла, за что она меня так. После этого баба Света опять стала тыкать меня ножом в лицо и голову, при этом она называла меня по фамилии и говорила, что я «гад», и просила больше к ней домой не приходить. Я плакала и кричала. Потом сползла с дивана на пол, но бабушка продолжила тыкать меня ножом.
Я очень испугалась и никак не могла понять, что плохого сделала. Баба Света резала меня до тех пор, пока я не потеряла сознание. Помню, что бабушка схватила меня рукой за волосы и била головой об пол. Затем она сказала, чтобы я уходила из дома. Майка, футболка и штанишки на мне были все в крови. У бабы Светы руки тоже были все в крови. Надеть одежу и обувь бабушка мне не дала, она открыла дверь и сильно толкнула меня в сторону лестницы. Я упала на спину и покатилась вниз. Когда катилась по лестнице, то ударялась головой и руками, было очень больно. 
Потом я поднялась обратно на лестничную площадку около квартиры бабушки. Сколько стояла около двери, уже не помню, но сильно замерзла, потому что была босиком и одежда была мокрая от крови. Мне было очень холодно, однако в квартиру к бабе Свете я постучать боялась, думала, что она снова будет резать меня ножом. Через какое-то время из соседней квартиры вышла какая-то тетенька, она спросила, кто со мной так поступил. Сказала, что бабушка, и показала на дверь. Тетя завела меня к себе домой в квартиру и умыла водой. Я ей рассказала, как баба Света резала меня ножом. После этого пришли врачи и полицейские, и меня отвезли в больницу».
 
«На пороге стояла босая, окровавленная девочка» 
Не менее шокирующие показания дала и соседка Светланы Мигановой: «Вечером 3 декабря прошлого года я находилась дома. Примерно в 20 часов я услышала слабый стук в дверь. Я посмотрела в дверной глазок и увидела маленькую девочку. Открыла дверь, освещения на лестничной площадке не было. Никаких голосов и шума из подъезда не доносилось, двери в соседние квартиры были заперты. На пороге стояла босая, окровавленная девочка. На вид ей было не больше 4 лет. Она была одета в шорты до колен и футболку, видимо, это была детская пижама. По ощущениям в подъезде было холодно - не больше 10 градусов тепла, так как подъезд у нас неотапливаемый. Лицо девочки и одежда были все в крови. На лице у малышки виднелись гематомы, ссадины и порезы.
Я взяла ее за руку и завела к себе в квартиру, после чего вызвала бригаду «скорой помощи» и сотрудников полиции. Поняла, что девочка попала в беду и ей нужна помощь. Я отвела девочку в ванную комнату, чтобы смыть с ее лица и рук кровь. Уже в ванной увидела, что на руках у ребенка были порезы, которые кровоточили. Волосы на голове девочки тоже были пропитаны кровью. Девочка плакала и говорила, что ей больно. Она была бледной, очень напуганной и находилась в шоковом состоянии. Видеть такую картину было очень больно. Помыть девочку у меня не получалось, она постоянно жаловалась на боль при попадании в раны воды. Я спросила ребенка, как ее зовут, она ответила - Маша, и ей четыре года. 
На вопрос, что с ней произошло, девочка ответила, что бабушка хотела отрезать ей волосы ножом. Еще она сказала, что баба Света не пускает ее домой. Больше Маша ничего не говорила. Вскоре приехала бригада «скорой помощи», они осмотрели девочку, кровотечение у нее не останавливалось, поэтому ее срочно отвезли в больницу. Вместе с врачами приехали сотрудники полиции. Я предположила, что инцидент с ребенком произошел в соседней квартире. В ней живут женщина по имени Светлана и мужчина по имени Евгений. У дочери Светланы как раз есть маленькая дочка. Однако раньше я ее не видела. Охарактеризовать как-либо Светлану и Евгения я не могу, так как с ними не общаюсь. Периодически я замечаю их пьяными».
 
«На стенах, на полу в подъезде виднелась кровь, а на лестнице 5-го этажа вообще была лужа крови» 
«Вечером 3 декабря мы выехали на вызов по адресу: улица Серадзская, 24, - рассказала врач-педиатр «Станции скорой помощи». - Когда мы зашли в подъезд, начиная с пролета между четвертым и пятым этажами виднелись следы крови - на стенах, на полу, на лестнице пятого этажа вообще была лужа крови. Дверь на пятом этаже открыла женщина, она рассказала, что к ней в квартиру постучалась маленькая девочка вся в крови. 
Мы осмотрели ребенка: у него были многочисленные резаные раны на лице - повреждены веки, уши, порезы имелись и на голове и руках девочки. Мы обработали раны, перевязали и приняли решение госпитализировать ребенка. Один из полицейских завернул девочку в одеяло и на руках перенес в машину «скорой помощи». Мы доставили малышку в детскую республиканскую больницу с диагнозом «множественные резаные раны лица, волосистой части головы, рук с кровотечением, черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга». При каких обстоятельствах девочка получила повреждения, мне неизвестно, я у нее не спрашивала, поскольку состояние ее было плохое, мне не хотелось травмировать ее вопросами».
 
«Я была пьяна и не могу объяснить, чем была вызвана моя агрессия»
Сама Светлана Миганова так и не смогла внятно объяснить свой шокирующий поступок в отношении внучки. Вот что она рассказала на следствии: «У меня есть 26-летняя дочь Екатерина, она живет с сожителем в Рузаевке. Раньше между мной и дочерью часто происходили скандалы из-за того, что у нее много долгов и она оставляет Машу без присмотра. Дочь много времени проводила на работе, но внучку ко мне домой привозила крайне редко. До инцидента, который произошел 3 декабря прошлого года, отношения с Екатериной стабилизировались и наладились. 
В тот день дочь привела ко мне внучку. С собой она привезла початую бутылку водки. Какого объема она была, я не помню. Помню, что ни утром, ни накануне вечером спиртного я не пила. Оставив Машу, дочь уехала в Рузаевку, сказала, что приедет позже и заберет ее. Екатерина объяснила, что ей нужно встретить с поезда сожителя. В 16 часов я взяла внучку и поехала на такси в больницу к мужу Евгению. В тот день Маша, как обычно, вела себя спокойно, тихо, не озоровала. Я с ней не ругалась и на нее не кричала. 
Примерно в 17 часов мы вернулась домой. В это время позвонила дочь, я сказала, что у нас все хорошо. После этого мы больше с ней не созванивались и не виделись. Пока внучка одна играла в комнате, я решила выпить водку, которую привезла Екатерина. После того как допила привезенную бутылку, решила выпить еще. Нашла дома еще одну бутылку водки и приступила к ней. За это время с внучкой никаких конфликтов не было. В какой именно момент и из-за чего я взяла в руки кухонный нож и стала резать Машу, не помню. Зачем я это делала, объяснить не могу. Куда наносила удары, сколько раз и что при этом говорила, вспомнить не могу. Хотела ли я ей отрезать волосы, тоже не помню.
Вообще свое поведение я объяснить никак не могу. Не понимаю, зачем я это сделала. Не исключаю, что в тот момент внучка могла от меня защищаться, поэтому у нее на руках могли образоваться гематомы. Прошло уже много времени, но я так и не смогла вспомнить то, как Маша оказалась на лестничной площадке и я закрыла за ней дверь. Во сколько это произошло, не знаю - на часы не смотрела. 
Когда приехали сотрудники полиции, что я им рассказывала, не помню. Сначала я не признавалась, что Машу порезала я. Однако потом вспомнила, что действительно наносила удары ножом внучке, и рассказала правду. Скрывать свою вину я не желала. Сотрудники полиции изъяли из квартиры ножи, но, каким именно клинком я наносила удары, вспомнить не могу. После тех событий с дочерью мы больше не общаемся и внучку я не видела. Свою вину я полностью признаю и раскаиваюсь. Я не хотела калечить свою внучку, и тем более убивать. Просто я была пьяна и не могу объяснить, чем была вызвана такая агрессия по отношению к ребенку. Мне очень стыдно за то, что натворила, и я готова понести заслуженное наказание». 
 
«Когда я была маленькой, мать избивала меня»
Мать девочки Екатерина призналась, что в детстве родительница Светлана Миганова периодически била ее за плохие оценки или плохое поведение: «Моя мать состояла в браке с 1990-го по 2000 год. Между родителями часто возникали ссоры, инициатором которых была мать. Когда я была маленькой, она постоянно избивала меня, порола ремнем, била ладонями по лицу, по бедрам, если я не слушалась, получала плохие оценки в школе или не убирала за собой вещи, а также если у нее просто было плохое настроение, - призналась следователю мать девочки. - Когда родители жили вместе, бывали случаи, что родительница по нескольку дней не ночевала дома, а после этого приходила и устраивала отцу ссоры. Я постоянно просила мать не ругаться с отцом, так как я очень тяжело переживала их ссоры. За это она также била меня и просила не лезть не в свое дело. Из-за этого у нас были очень плохие отношения, я старалась избегать общения с матерью. 
В 2000 году родители развелись, однако продолжали жить вместе. Через пару лет они разменяли трехкомнатную квартиру и разъехались. Мать никогда не занималась моим воспитанием, с юного возраста я была предоставлена сама себе. Бывали случаи, что она не пускала меня ночевать домой. Приходилось оставаться у подруг. 
В 2010 году мать стала жить с гражданским супругом Евгением. А я познакомилась с отцом Маши. Поскольку мать часто выпивала, я переехала жить к нему в Рузаевку. Вскоре у нас родилась дочь. Однако в 2013 году отец Маши умер от туберкулеза. Затем я стала встречаться, а потом и жить с другим мужчиной тоже в Рузаевке.
В какой-то момент мы стали общаться с матерью. Когда я приезжала в Саранск, то оставляла дочь дома у бабушки на несколько часов. При этом, когда я ее забирала, никаких жалоб о том, что ее обижают, Маша не высказывала». 
 
«После того случая с матерью мы больше не разговариваем» 
«Утром 3 декабря я привезла дочь к матери, поскольку нужно было встретить с железнодорожного вокзала Рузаевки гражданского супруга, который должен был приехать ночью из Москвы, - продолжает Екатерина. - Я привезла матери из дома початую бутылку водки 0,5 литра, в которой было примерно 300 граммов. Цели напоить мать у меня не было. В тот день мать была в хорошем настроении и трезвая. При этом в последнее время она в течение нескольких недель стала выпивать. Ссор у них не было, и родительница не возражала, чтобы я оставила ей внучку, даже, наоборот, настаивала на этом. Я уехала в Рузаевку. В 16 часов позвонила матери, узнала, как у них дела. Мать сказала, что все хорошо. Потом я несколько раз звонила, но она не брала трубку. 
Ночью с телефона матери позвонил полицейский, сказал, что дочь находится в больнице, и попросил приехать. Мы взяли такси и отправились в Саранск. От сотрудников полиции я узнала, что дочь находится в детской республиканской больнице с ножевыми ранениями. В больнице к дочери меня не пустили, так как она находилась в реанимации, и сказали, чтобы я приехала через 3 дня.
5 декабря Машу перевели из реанимации в отделение травматологии, и с того дня я находилась в больнице с дочерью. У Маши были множественные порезы на лице, голове, руках. Ребенок был очень напуган и говорил, что больше никогда не поедет к бабушке Свете, потому что она порезала ее ножиком. Маша рассказала обо всем, что ей пришлось пережить в тот вечер. Если бы не соседи, дочь могла замерзнуть, стоя босиком в подъезде. 
Дочь ходит в детский сад в Рузаевке. По характеру она добрая, общительная, веселая. Раньше дочка очень хорошо общалась с бабушкой, играла с ней, но после случившейся трагедии ребенок ее сильно боится. После того случая с матерью мы больше не разговариваем».
Алексей НИКОЛАЕВ

 

 

                       

 

 


 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Новые троллейбусы для Саранска

Саранск активно готовится к самому масштабному спортивному празднику в своей истории - проведению матчей чемпионата мира по футболу 2018 года....

Праздничная афиша

В понедельник 12 июня наша страна отмечает один из самых молодых государственных праздников - День России. А жители Саранска в этот день...