Верните память

Репортер

Тот день он будет вспоминать 13 лет. Все долгие 13 лет, что отделяют сегодняшнего краснослободского пенсионера Юрия Белякова от заместителя начальника опер. группы криминальной милиции,  выжившего в аду Аргунского ущелья в ноябре 2006-го.
Почему майор спустя столько лет  все же решился прервать молчание? Как на самом деле погибли бойцы Мордовского ОМОНа и нашли ли тех, кто устроил им смертельную засаду? Об этом и не только - в авторском материале Юлии Литвиновой  спецпроекта «Острые темы» на НТМ.

…Вместо студии - укромное место в Краснослободской районной полиции. Там в привычной для майора запаса Юрия Белякова обстановке он впервые пытается открыть свою душу и рассказать то, что давно терзает. Поначалу с ним сложно. Беляков не выдает эмоций, контролирует каждое сказанное слово и порой уходит от самых любопытных деталей. Мало-помалу разговор завязывается. Юрий Беляков вспоминает друзей и братьев по оружию, с которыми многое пришлось пережить.

«Надо сказать о подвиге наших ребят, которые не убежали и не спрятались, а до конца отдали свой долг», - говорит Юрий Беляков.
Все началось в конце сентября 2006-го. Поступил приказ. Беляков и его сослуживцы Алексей Елховский, Илья Чекайкин, Николай Мурлаев, Алексей Лашманов, Виталий Голубин, Алексей Шутов и другие из Саранска отправились в Чечню заменить своих товарищей. Там их встречал и зам. командира сводного отряда мордовского ОМОНа Сергей Пивцайкин. Для многих из них подобные командировки в те времена были делом привычным, для Белякова же нет.

База сводного отряда, где находились 100 мордовских омоновцев, располагалась возле села Химой Шаройского района Чечни. Гиблое место, говорили ребята. С одной стороны Аргунское ущелье, с другой - граница с Грузией.

«На тот момент я проходил службу в СОБРе Мордовии, и нам была тогда поставлена задача провести разведку, - рассказывает Алексей Конов, командир ОМОНа Управления Росгвардии по РМ. - Мы в течение двух недель искали. Докладывали руководству, что это очень опасный район. Отсутствие федеральных войск в том районе, власти и много боевиков. Мы докладывали».

В первое время служба шла как обычно. Мордовские бойцы ОМОНа совместно с коллегами из Чеченской милиции следили за правопорядком. С 5 ноября, говорит Юрий Беляков, началась цепь трагических событий, ставших черной меткой в истории республики. Днем по рации сообщили, что на мине подорвался прапорщик милиции МВД Мордовии Илья Чекайкин.

«Подорвался он осколками и камнями повредил все жизненно важные органы. Вот то, что мы знали на тот момент, - говорит Юрий Беляков. - Там блокпост стоял, а они были на пулеметной точке. Один контузию получил, второй подорвался».

Тело Ильи Чекайкина отправили в Саранск, а тем временем Чеченская прокуратура стала устанавливать, каким образом самодельное взрывное устройство боевики спрятали у блокпоста. Группу следователей к месту взрыва в ущелье из Шатойского в Шаройский район сопровождали мордовские бойцы ОМОНа. 7 ноября, говорит Юрий Беляков, около часа дня они возвращались на базу в Химой, но по пути попали в тщательно спланированную засаду.

По официальной версии, в трех километрах от высокогорного аула Дай Шаройского района с расстояния 50 метров стали обстреливать из автоматов, пулеметов и гранатомётов два медленно двигающихся по узкой разбитой дороге автомобиля УАЗ. В горящих машинах находились 8 бойцов ОМОНа.

«В условиях, в каких была организована засада, ну и ранее никто не выживал по большому счету, - говорит Николай Ларьков, министр внутренних дел Республики Мордовия (2005-2011). - Просто вести прицельный ответный огонь они не могли. Да и потом там нашли пятна крови - кого-то они все равно ранили из боевиков, но прицельно огонь через скалу снизу вверх нереально вести. Можно просто стрелять каким-то образом… Взрывы с гранатомёта, спрятаться негде, они внизу, как на ладони».

Зам. командира сводного отряда мордовского ОМОНА Сергей Пивцайкин заживо горел, но смог выйти из машины и до конца отстреливался. В итоге был убит, спустя минуты та же участь постигла и старшего лейтенанта Алексея Лашманова.

Также, согласно официальной версии, второй автомобиль с мордовскими милиционерами попытался вырваться, но смог проехать вперед лишь 20 метров. Автоматная очередь молниеносно поразила прапорщика Виталия Голубина; оказывая сопротивление, погибли лейтенант Борис Бибнев, старший сержант Алексей Шутов и капитан Николай Мурлаев. Майор Юрий Беляков во время обстрела смог оттащить с дороги раненого старшего сержанта Алексея Елховского. Тот в итоге погиб от взрыва, а Беляков каким-то чудом с касательным пулевым ранением в голову остался жив. Его отбросило к горной реке Шаро-Аргун, где он долгое время лежал без сознания.

«Последнее, что я помню, - я перевязывал водителя в бою и нас накрыло, может, гранатой, и все, больше ничего не помню, - рассказывает Юрий Беляков. - Потом я очнулся внизу в Аргуни… Я вот скажу так про ребят, хоть мне и тяжело. Я был рад с ними находиться в Чечне. Это для меня гордость, что они со мной были. Не струсили, не бросили оружие. Я горд за них, что они погибли, как Герои».

Юрий Беляков говорит, что только спустя три с половиной часа на место гибели семи омоновцев подъехала колонна российских военнослужащих. Подобрали тела бойцов, раненого майора отвезли в госпиталь в Ханкалу, потом в Моздок. Впрочем, восстановить здоровье милиционера врачам полностью не удалось. Он остался инвалидом.

В Мордовии тем временем объявили траур. Службы проходили во всех храмах республики, и Саранск, переодевшись в черное, замер в ожидании с матерями, женами и детьми погибших. Груз 200 доставили в столицу 10 ноября.

«Ждали, когда их привезут. Привезли дня через три только. Ожидания были очень неприятные, - говорит Татьяна Пивцайкина - вдова Сергея Пивцайкина. - Привезли цинковый гроб. Мы не видели, что там было, что мы хоронили. Может, поэтому мы воспринимаем так, мы же не видели тела. Их три человека в закрытом гробу было. Обгорелое тело…»

Правоохранительные органы Чечни пообещали найти боевиков, причастных к жестокой расправе, и даже объявили, что засаду устроила группировка некоего Сайдамина Дадаева. Также было известно, что еще летом бригаду пополнили молодые новобранцы. Их обучали, а нападение на мордовских бойцов ОМОНа стало своего рода кровавым экзаменом. В 2006 году журналист Андрей Елистратов готовил статью о службе наших ребят в горячих точках. Собрав необходимый материал для статьи, за два дня до трагедии он уехал из Чечни в Саранск. Андрей признается, что ответов на многие вопросы так и не нашел.

«На прикомандированных тогда очень сильно охотились. Почему тогда, в октябре еще, не провели зачистку - неизвестно, хотя руководитель банды был известен и его молодые боевики, - говорит Андрей Елистратов. - Коль уж они молодые, то понятно, что их готовят и пошлют на задание. Какие были причины, мне как журналисту не известно».

«Мы занимались поиском и обезвреживанием. У нас был весь Шаройский район в нашем оперативном подчинении. Мы пытались и проводили различные мероприятия для того, чтобы поймать бандитов, - говорит Алексей Шаракин, заместитель начальника Управления Росгвардии по РМ. - Почему не поймали? Не знаю, возможно, просто было мало информации». 

По одним сведениям, банда Дадаева давно ликвидирована, по другим - сам главарь группировки до сих пор находится в федеральном розыске. Погибшие омоновцы и выживший в чеченском аду майор Юрий Беляков получили ОРДЕНА МУЖЕСТВА! Дети некоторых из них, несмотря на кровную потерю, продолжают сегодня дела своих отцов!

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Снюсы детям - не конфетки!

В Мордовии установлен запрет на продажу бестабачной никотиносодержащей продукции несовершеннолетним и вовлечение детей в процесс...

Азартный доход

Доходы владельцев нелегального игорного бизнеса исчислялись десятками миллионов рублей Следственный комитет России продолжает...

«За гранью цинизма»

Об этом стыдно и горько говорить, но, пока вся страна готовится встречать 75-ю годовщину Великой Победы, 90-летняя труженица тыла Анна Матвеевна...

Верните память

Тот день он будет вспоминать 13 лет. Все долгие 13 лет, что отделяют сегодняшнего краснослободского пенсионера Юрия Белякова от заместителя...

«ЛЮБИМЫЙ» ТИРАН

Он пьяный бьет, а трезвый любит! По такому принципу сегодня живет больше половины не только российских, но и мордовских семей. Опрошенные мною...

«Наварились»

Доморощенные «химики» устроили в Чамзинском районе подпольную нарколабораторию