Юрий Кара: «Хочу быть всегда на бегу»

Культура

Известный режиссер, прославившийся своим кинодебютом, отмечает 65-летие, обуреваемый грандиозными планами

Дебютный фильм Юрия Кара «Завтра была война» прославил его не только на всю Страну Советов, но и на весь мир: он был продан сразу в 48 стран! И режиссер, мечтавший в юности о профессии капитана дальнего плавания, объездил с ним всю планету! Ученик Сергея Герасимова, «с порога» режиссерской профессии так громко заявивший о себе, ожидал, что и дальше так пойдет: от успеха к успеху. Но судьба, казалось, решила испытать его на прочность: далее последовала цепь неудач. При том, что за роль Настасьи Филипповны в его международном варианте «Идиота» бились Шерон Стоун и Настасья Кински! Но фильм так и не был начат. А «Мастер и Маргарита», снятый с неимоверным трудом и вопреки множеству препятствий, в том числе и мистического плана, 17 лет пролежал на полке.

Однако в свой юбилей Юрий Викторович не теряет силы духа и самообладания и собирается снимать новую картину - о великом подвиге русских моряков...

«Чувствую себя 27-летним парнем»
- Юрий Викторович, на какой возраст вы себя ощущаете?
- Конечно, если не заглядывать в зеркало, то я чувствую себя тем 27-летним парнем, который пришел во ВГИК, который любил кино и мечтал увидеть когда-нибудь в титрах фразу «постановка Юрия Кара». Конечно, и сейчас не хотелось бы ни на чем останавливаться. Я учился у Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. У Сергея Аполлинариевича был такой жизненный принцип: ни за что не хочу прозябать последние годы жизни где-нибудь в больнице - хочу быть всегда на бегу, в работе. Когда-нибудь прекратится и мой творческий путь, но хотелось бы, чтобы всегда это было в работе, творчестве. Недавно ушедший мой большой друг и очень почитаемый человек, космонавт Георгий Гречко сказал, что к концу жизни понял, в чем её смысл - в творчестве надо творить до конца. И я прислушиваюсь к его словам.

- Как отмечаете юбилей?
- Честно говоря, с большим размахом отмечал только 50-летие. Сейчас уже - только в кругу своих верных друзей, вместе с женой и дочерью.

- Представьте себе, что есть некий молодой человек, который никогда не видел ваших фильмов. Какой бы вы порекомендовали посмотреть, чтобы лучше вас узнать как режиссера?
- Вы знаете, я, может быть, такой странный режиссер: я считаю, что если человек зацикливается на чем-то одном - например, жанре: детективах, мелодрамах - то он становится ремесленником, он повторяет сам себя. Я стараюсь в каждом фильме найти что-то уникальное, создать что-то новое и для меня, и для зрителя. Я стараюсь понимать, что интересно мне, - и надеюсь, это будет интересно и зрителю. Все мои фильмы - разные, и у каждого своя история. Например, с кинолентой «Завтра была война» я объездил 48 стран мира. Я в детстве мечтал быть капитаном дальнего плавания, и когда меня не взяли в мореходку из-за зрения - я рыдал! Но с этим фильмом я объездил гораздо больше стран, чем когда бы я был, наверное, капитаном. Интерес во всем мире к нему потрясал. С другой стороны - кинолента «Вор в законе», когда я ее снял, очень понравилась сотрудникам ГАИ: если меня останавливали и меня узнавали - то всегда отпускали...

«Я, наверное, самый нереализованный режиссер»
- Вы считали, сколько в вашей биографии фильмов?
- Я, наверное, самый нереализованный режиссер. Не то что подводя итоги, но оглядываясь назад, посмотрел, что фильмов у меня снято всего десять, а сценариев готовых, которые написаны, лежит еще 20. Многое не сложилось. Хотел снимать «Остров Крым» по Василию Аксенову, но он продал права американцам, и фильма не случилось. Написал сценарий «Пикник на обочине», ездил за правами к Аркадию Стругацкому, поднялся на 26-й этаж, где он жил, и решил поумничать, сказав: как вы высоко живете - близко к Богу. На что он мне ответил: «Мальчик мой, как бы ты высоко ни поднимался, близко к Богу ты не будешь - он у нас внутри». Как вы понимаете, тоже не сложилось... Собирался снимать «Идиота» Федора Достоевского, на роль Настасьи Филипповны была уже утверждена Шерон Стоун, а Настасья Кински просила отдать этого персонажа ей, так как папа назвал ее в честь этой героини, но и тут у нас были проблемы, съемки не состоялись… К сожалению, как видите, тяжело у меня идет с реализацией…

- А над чем вы сейчас работаете?
- Уже несколько лет я работаю над, может, одним из самых главных подвигов нашего флота. 1829 год, бой брига «Меркурий» с двумя огромными турецкими линкорами. В те времена еще не было авиаразведки - можно было только подплыть и посмотреть. И вот три маленьких кораблика отправились на разведку - и наткнулись на турецкую эскадру из 14 военных кораблей. Развернулись, чтобы уйти в Севастополь и рассказать об этом, но два оказались быстроходными, а один отстал. И вместо того, чтобы сдаться, они решили сражаться до конца. И они настолько умело воевали, что смогли уйти в Севастополь! Это был очень неравный бой… На данный момент дорабатывается сценарий, ищем спонсоров и финансирование...

«На вопрос: «А ты не боишься?» - я дерзко ответил: «Нет!»
- Ваш фильм «Мастер и Маргарита» пролежал на полке больше 15 лет. Какие-то подводные камни обнаружились?
- Спасибо за вопрос. Тема болезненная для меня. Потому что действительно все делаешь для того, чтобы люди это видели, и когда так долго фильм не выходит на экраны, ты переживаешь. Когда я начинал работу, мне было 35 лет - такой молодой нахальный человек. Ко мне подошла Паола Дмитриевна Волкова, наш преподаватель по истории искусств, и спросила: «А ты не боишься?» Я дерзко ответил: «Нет!» - потому что не подозревал, что меня ждет впереди. Так получилось, что с романом я познакомился в 14 лет - мне дали на одну ночь перепечатанный вариант, и я сразу все прочел. Мало что тогда понял, но был под впечатлением, и потом перечитывал каждую весну... Во время съемок было множество всяких событий: и мистических, и драматических… Я уже потом стоически думал, что сам Михаил Булгаков не увидел своего романа - ведь он умер в 1940 году, а «Мастер и Маргарита» напечатали только в 1966 году. Я тогда подумал: «Наверное, и мой фильм выйдет через 26 лет». Ошибся - получилось через 17.

- На съемках «Мастера и Маргариты» не обошлось без мистики?
- Да, она была - разная. Например, мы собрались снимать Иерусалим в Судаке. Построили помост, пригнали пять тысяч массовки, одели в костюмы, на площадке - верблюды, ослики... И вдруг случается масса вещей, которые мешают нам начать работу. Оператор говорит, что он не готов снимать - не привезли пленку. Выпал снег в октябре, чего в этих краях никогда не было. И исполнителю главной роли Николаю Бурляеву отказывает в благословении церковь. Но я все равно хочу снимать - я настойчивый! Мчусь в Москву за новым оператором, сажусь там в машину - и по дороге она просто рассыпается, происходит это прямо напротив «нехорошей квартиры» Михаила Булгакова. И тут я наконец-то понимаю: «Какой тебе еще нужен сигнал, чтобы не снимать в Судаке? Надо снимать там, где основаны три религии!» Я потом, кстати, говорил с космонавтами, и они мне рассказывали, что всегда земля в облаках, а в этом месте из космоса всегда ясно. Прихожу и говорю продюсерам, что надо ехать снимать в Израиле. Они сразу отказались, потому что это большие финансовые вложения. Я тоже тогда отказался работать. Они стали искать другого режиссера, выбрали Эльдара Рязанова, но, на мое счастье, он в этот момент уехал в большое морское путешествие на каком-то лайнере. И мы поехали в Израиль, и там сняли все, что планировали... Кроме того, мы пригласили на съемки батюшку, который освятил место съемки, технику, нас - и на этом вся мистика закончилась… Почти вся... Мы снимали на одной камере, по ней кончился контракт, взяли новую - она стала ломаться, снимать с браком, а вот та, которая была освящена, работала на «отлично»!..

«Снимай честно!»
- Насколько известно, это не единственный ваш фильм, который столкнулся с проблемами при выходе на экраны?
- Фильм «Завтра была война» тоже тяжело выходил - потому что рассказывать о сталинских репрессиях было не то что запрещено, но не приветствовалось. До меня эту же тему пробовал поднять Владимир Грамматиков, он пошел в Госкино, где ему сказали: «Володя, ну ты же интеллигентный человек! Зачем тебе это надо?!» Когда я только начинал снимать этот фильм, я обратился к Сергею Аполлинариевичу Герасимову с вопросом: «Как бы снять так, чтобы это вышло на экраны?» Он ответил жестко: «Снимай честно!» Когда фильм был готов, я его показывал в Госкино. Тогда главный редактор Армен Медведев пригласил 12 человек - как 12 апостолов - для просмотра фильма и вынесения решения. Каждый из них встал и нашел по одной причине, почему эта кинолента не должна выходить, на что Армен Николаевич ответил: «А я считаю, что может выйти!» И он пролежал на полке всего лишь год...

- Было ли у вас желание поработать в Голливуде?
- Было. С фильмом «Завтра была война» я попал в Токио. Тогда я там познакомился с Оливером Стоуном. Предложил ему снять фильм об Афганистане с разных позиций: одну часть снимаю я и показываю со своей точки зрения, а вторую - он, и делает то же самое. События одни и те же, но взгляд разный. Он выслушал меня и сказал: «Нет, боюсь, у нас это не разрешат!» Я был удивлен. Потом была эта история с «Идиотом», но тоже не вышло… Может быть, как в пословице, у меня сложилось так: где родился - там и пригодился?..

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«Не помню, ваша честь»

У бывшего управляющего ГУК «Юго-Западная» Виктора Авдеева в суде случился приступ «амнезии», но он точно знает о «нашедшихся» 11...

Бояться нечего

«ВС» подсчитал, к чему приведет повышение критерия нуждаемости до уровня двукратной величины прожиточного минимума