«Если хочешь курить - кури один и в темноте!»

Репортер

Как дело о наркотиках может фактически уравнять в статусе обвиняемого и следователя

Очередной скандал грянул в Саранске. В ходе судебного разбирательства по делу о незаконном хранении и сбыте марихуаны адвокат подсудимого фактически обвинил следователя МВД в фальсификации материалов дела. Следственный комитет уже начал соответствующую проверку. Если доводы защитника найдут подтверждение, офицер юстиции может сам оказаться на скамье подсудимых. Впрочем, по мнению корреспондента «ВС» и его источников, в этом деле может быть несколько возможных вариантов разрешения ситуации.  

«За свое нужно отвечать!»
Внешне Вячеслав Лошкарев совсем не похож на наркомана в привычном понимании этого слова. Мужчина чисто выбрит, опрятно одет, грамотно излагает мысли. О своей привычке курить марихуану и перспективе оказаться за решеткой говорит как-то философски, что ли.

- Кто-то пьет, кто-то колется, кто-то нюхает разную фигню, - рассуждает мужчина. - Пить и колоться - это не мое. А насчет покурить, ты знаешь, у меня суставы болят, а после этого - проходят. Вот ты говоришь, что курение марихуаны - первый шаг к более тяжелым наркотикам. Я давно курю и более тяжелые наркотики не пробовал. К тому же ты знаешь, сколько преступлений люди совершают по пьянке?! А когда человек покурит, у него наступает эйфория, и ему ничем таким заниматься уже не хочется.

Как следует из материалов уголовного дела, осенью прошлого года Вячеслав Лошкарев от своих знакомых узнал, что в Старошайговском районе Мордовии есть поле, на котором растет дикая конопля. Не поленился, съездил, нарвал, дома насушил и стал незаконно хранить с целью личного употребления. Про то прознал сосед, который сам был не дурак «дунуть» и, как теперь понимает Вячеслав, «постукивал» оперативникам из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. К тому же у него самого были проблемы с законом. В общем, в декабре прошлого года круг замкнулся. Сосед подошел к Вячеславу, спросил: «Есть че?». Вячеслав ответил, что нет, но может достать. На следующий день достал. При передаче его задержали. Ответ на вопрос: «Как оперативники узнали, что один сосед будет передавать другому марихуану?» очевиден. Конечно, задержать Вячеслава Лошкарева могли и раньше, но в этом случае его могли обвинить только в незаконном хранении наркотиков. Но с точки зрения полицейской раскрываемости, это всего лишь синица в руках. А вот сбыт… Это тяжкое преступление. Только не подумайте, что мы пытаемся обвинить оперативников в провокации. Но оперов в белых перчатках, как известно, не бывает, да и наркотики уже реально всех достали.

- Я ведь потом разговаривал с соседом, - говорит Вячеслав Лошкарев. - Говорил ему, давай, мол, по-другому скажем. Но он ответил, что в этом случае у него будут проблемы... В общем, загрузил меня по полной. Конечно, я тогда даже не предполагал, что он связан с оперативниками. Но что поделать, за свое нужно отвечать. Прекрасно понимаю, что меня теперь реально могут посадить. Как говорится, если хочешь курить - кури один и в темноте! А лучше - не кури!

Бодаться со следствием Вячеслав Лошкарев не собирался с самого начала. Даже адвоката нанимать не стал. Какой смысл тратить деньги, которых и так нет, на дорогого защитника, если и хранение, и сбыт, как говорится, налицо?! В протоколе допроса подозреваемого от 12 декабря прошлого года, который был составлен следователем районного отдела полиции, так и написано: «Вину в хранении и сбыте признаю полностью». И вряд ли тогда кто-то мог подумать, что во время судебного разбирательства над этим делом будут невесело смеяться представители совершенно разных силовых ведомств. Ей-богу, мы со многими поговорили.

Кто вступится за торчка?!
Первоначально следствие по делу Вячеслава Лошкарева вел следователь из районного отдела полиции. Но позже дело было передано в Следственное управление МВД по РМ. Следственные действия не заняли много времени. В марте уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением поступило в суд для рассмотрения по существу. В связи с тем, что у Вячеслава Лошкарева не было адвоката по соглашению, ему был предоставлен государственный защитник. Во многих случаях государственные адвокаты просто отбывают номер на судебном процессе. Но этот оказался особым. Адвокат подсудимого сам в прошлом работал следователем в СКР, а потому все недоработки своего коллеги из МВД обнаружил, что называется, на раз.

- Когда в суде мы начали знакомиться с материалами уголовного дела, мы обнаружили, что допрос подозреваемого не соответствует тому допросу, который был в материалах при возбуждении уголовного дела в отношении моего подзащитного, - говорит адвокат Вячеслава Лошкарева Александр Эрзяйкин. - Первый допрос подозреваемого впоследствии ксерокопировался и направлялся в суд для получения санкции на обыск. И получилось так, что в материалах дела, которые поступили для рассмотрения в суд, - один вариант допроса подозреваемого. А в материалах, которые направлялись в суд для получения санкции на обыск, - совершенно другой вариант. Но именно он является оригиналом, поскольку был сделан в первый день. Первоначально моего подзащитного допрашивал следователь отдела полиции № 4, он поставил под этим документом свою подпись. А в том варианте допроса, который впоследствии появился в уголовном деле, эта подпись сфальсифицирована. То есть следователь МВД, куда было передано дело Лошкарева для дальнейшего расследования, изменил показания моего подзащитного и подделал подпись своего коллеги из районного отдела полиции. При этом никто не может понять, зачем нужно было это делать. Ведь Лошкарев и так дает признательные показания. Но даже если следователь МВД решил изменить эти показания, он мог бы позвонить своему коллеге в отдел полиции № 4 и попросить его приехать и подписать этот протокол. Зачем нужно было делать это самому?!

Впрочем, по словам Александра Эрзяйкина, это далеко не единственное нарушение, которое было допущено сотрудниками полиции при возбуждении и расследовании этого уголовного дела.

- Когда в момент задержания Лошкарева оперативники производили личный досмотр, они пригласили понятого, - продолжает Александр Эрзяйкин. - Согласно УПК понятой должен быть лицом незаинтересованным. Но уже в ходе судебного разбирательства, когда мы допрашивали понятых в качестве свидетелей по делу, я задал одному из них вопрос: был ли он до этого знаком с оперативниками, которые производили личный досмотр моего подзащитного? Понятой ответил, что видел их впервые. Но, как я потом выяснил, ранее этот понятой уже выступал в подобном качестве в рамках другого уголовного дела с теми же оперативниками. Понимаете, сейчас в обществе, к сожалению, сложилось такое мнение, что человека, который употребляет наркотики, нужно любой ценой изолировать. Поэтому оперативники зачастую не гнушаются подбросами наркотиков. Расчет на то, что за наркомана никто вступаться не будет. Мне, кстати, уже задавали вопрос: зачем я все это затеял из-за торчка? Послушайте, но ведь у них тоже есть гарантированные законом права, и они должны соблюдаться! Понимаете, ради того, чтобы полицейские сделали себе хорошие показатели, человеку придется уехать в места лишения свободы на несколько лет! Но ведь это тоже неправильно. У оперативников и следователей достаточно возможностей, чтобы привлечь человека к ответственности по закону.

В ходе судебного процесса адвокат Вячеслава Лошкарева заявил ходатайства о выделении материалов в Следственный комитет для проведения проверки по факту фальсификации материалов уголовного дела и даче заведомо ложных показаний в отношении одного из свидетелей.

При всем богатстве выбора…
В Следственном комитете «ВС» подтвердили факт проведения проверки по материалам уголовного дела в отношении Вячеслава Лошкарева. В связи с этим судебный процесс по его делу отложен на август. И хоть сейчас давать какие-либо оценки преждевременно, варианты дальнейшего развития событий видятся крайне любопытными.

Предположим, Следственный комитет установит, что следователь МВД сфальсифицировал материалы уголовного дела. Как утверждают юристы, с которыми мы консультировались, в этом случае протокол допроса подозреваемого может быть признан судом недопустимым доказательством. Следовательно, обвинение в сбыте наркотиков с Вячеслава Лошкарева может быть снято. И тогда получится, что действия следователя МВД привели к тому, что уголовное дело попросту развалилось.

Второй вариант, также возможный, по мнению юристов, выглядит так. Проверка установит, что материалы были сфальсифицированы, но не установит, кем именно. Один из сотрудников прокуратуры, с которым консультировался корреспондент «ВС», утверждает, что примерно восемьдесят процентов таких дел заканчиваются именно так. В этом случае суд окажется в крайне затруднительном положении. Отправлять человека за решетку по сфальсифицированному делу вроде бы нельзя. Но поскольку не установлено, кто именно сфальсифицировал материалы, вроде бы можно. И нужно.

Однако наиболее вероятным, по мнению наших консультантов из юридической среды, представляется третий вариант. Проверка установит, что никакой фальсификации не было. Лошкарев отхватит свою пятерку за сбыт наркотиков и уедет на зону. Следователь МВД останется работать на своем месте и будет дальше расследовать уголовные дела. Свои комментарии относительно того, какой именно вариант кажется вам наиболее вероятным и справедливым, читатели «ВС» могут высказать в нашей официально группе «Вконтакте».

И напоследок. Источники «ВС» в МВД по РМ утверждают, что после разразившегося скандала следователя, который вел дело Вячеслава Лошкарева, собирались уволить из органов внутренних дел. Но потом передумали и решили перевестись на новое место службы. Правда, официального подтверждения этой информации у нас нет.

Алексей Константинов

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

«Сокращений не будет!»

Новые собственники «Тепличного» обещают обойтись без «крутых» мер и взвинчивания цен на продукцию