Светлана Нестерова: «Есть люди, родные мне не по крови, а по духу»

Культура

12 апреля в Музее имени С.Д. Эрьзи открывается девятая персональная выставка Светланы Нестеровой. Это своеобразный творческий отчет о декретном отпуске, из которого недавно вернулась художница. За три года Светлана не только косу до пояса отрастила, но и создала три десятка новых работ, которые составят экспозицию выставки «Одухотворение сущего». О творчестве и о себе Светлана рассказала в интервью «ВС».
Наша встреча в пасхальный понедельник началась с обмена крашеными яйцами. У художника и яичко особенное, украшенное «стразиками». «Для меня главный праздник не день рождения, не Новый год, - говорит Светлана, - а самый светлый праздник Пасха. А еще - выставка. Сейчас пасхальная неделя и открытие моей очередной выставки совпали по времени. Я радуюсь, как ребенок, и приглашаю всех на открытие в музей Эрьзи».
- Это выставка о настроении, об эмоциях. Я человек неунывающий, позитивный. Все мои работы настроенческие. «Одухотворение сущего» - это выставка натюрморта. Этот жанр привлекает меня со времен студенчества. У меня есть и пейзажи, и портреты, но натюрморты составляют самую большую часть моего творчества. Для меня это благодатный жанр, который «всегда со мной». Мои натюрморты - это не «что вижу, то пою», а мое личное восприятие мира. Как правило, и эскиз, и композиция уже выстроены в моей голове, поэтому мне так легко работать.
Мой мастер в художественном училище Александр Иванович Коровин разрешал мне работать без эскизов, потому что знал, что я выдаю готовое решение. Мне легко работалось с Коровиным и его супругой Татьяной Николаевной Настиной, преподававшей анатомию. Они сразу увидели во мне художника. Благодаря этим людям меня не «ломали», как других студентов, принимали такой, какая я есть.
Мой папа, художник Владимир Нестеров, говорит, что я рисую с тех пор, как могу держать в руке карандаш. И уже тогда у меня было «свое видение». В детсадовском возрасте я спрашивала: «Пап, а у солнышка косички бывают?». Он отвечал: «Да, бывают». И пока все дети рисовали солнышко с лучиками, я изображала солнышко с косичками. Наверное, все-таки художественное восприятие мира заложено во мне генетически. Спасибо папе…
Ни о чем другом с детства не мечтала, всегда хотела быть художником. До первого класса, правда, была мысль стать доктором, надеялась вылечить тяжелобольного деда, участника войны. Не успела, он умер, когда мне было семь лет. Сына я назвала Петром в его честь, он родился на 70-летие Победы. Правда, ближе к окончанию школы родители тактично намекали, что хорошо бы получить какую-то земную профессию, которая прокормит в любые времена. Советовали стать бухгалтером, как тетя.
- Слушая вас, складывается впечатление, что все в жизни вам доставалось легко: учеба, выбор профессии. Ваши первые персональные выставки состоялись еще в студенческие годы, и не только в Саранске, но и в Москве, Венгрии и Финляндии, да и членством в Союзе художников России в 24 года немногие могут похвастать…
- Нет, я бы не сказала, что мне все досталось легко. Просто, когда профессия любима, трудности не останавливают, ты не унываешь, а живешь в ней, купаешься. Конечно, в этой профессии женщине изначально труднее, даже чисто физически: переноска, сооружение подрамников. Вот смотрите, неудачно сколотила подрамник, ноготь отвалился перед открытием выставки, теперь руку придется прятать.
Художник - это не «ах, как прекрасно, с кисточкой  по жизни». Художник - это адский труд, тем более что у меня большие холсты, и физическая сторона дела имеет большое значение. И в Союз художников меня приняли не сразу. Мужчинам вход туда до сих пор проще... Приходилось доказывать, что я профессиональный художник. К тому моменту у меня уже прошли две выставки в музее Эрьзи, было выставок пять персональных на разных городских площадках. Даже сейчас я готовлю персональную выставку в Эрьзе, а 15 моих работ находятся в Темникове, там у нас совместная выставка со Степаном Коротковым. У Татьяны Михайловны Тултаевой в арт-кафе «Маска» - 13 работ. (Молодец Татьяна Михайловна, дает площадку творческую для нас, художников, где можно прийти пообщаться, увидеть новые работы коллег). В Русском драматическом театре на выставке, приуроченной к открытию фестиваля «Соотечественники», участвуют восемь моих работ. Поэтому в Эрьзе будет только все самое новое, появившееся на свет за последние три года.
Картин у меня много, расстаюсь с ними неохотно, но родным людям часто дарю. С хорошими людьми жизнь сводит постоянно, они соратники и соучастники моего творчества. Мой большой ангел-хранитель - отец. Он создал мне условия для творчества, научил отношению к профессии. Помню  его уроки живописи, он часто будил по утрам до школы, чтобы поработать на пленэре. Мне везло на учителей: в художественной школе это был Геннадий Николаевич Котлов, в художественном училище Александр Иванович Коровин и Татьяна Николаевна Настина.  
- А кто ваши ориентиры в искусстве?
- Матисс, Гоген, Ван Гог. Я стараюсь равняться на Нателлу Тоидзе. Когда я увидела ее работы на выставке в музее Эрьзи, у меня было ощущение, что я в свою среду окунулась. Она стала для меня явлением, появилось ощущение, что я ее сто лет знаю, что это родной художник. В ней я нахожу соратника по творчеству, пусть она и не знает обо мне. Большой формат, мощная манера письма, она не старается «подсластить» по-женски действительность. Ее искусство ради большого искусства. На нее стоит равняться. И мне нравится Церетели. Его выставка - это мощь, это декоративный подход, в котором я узнаю какие-то моменты, близкие мне. Из мордовских художников нравится творчество Анатолия Мисюры.  
- Вы страстный художник?
- Я страстный художник и человек, отдаюсь любимому делу до конца. Бывает, что переписываю свои работы, если считаю, что выросла из них. Не терплю незавершенных картин. В своих работах я отталкиваюсь от натуры. У меня присутствует конкретный образ, но манера воплощения такая трепещущая импрессионистическая, через призму моего индивидуального восприятия.
- Иконописец Анжела Романова - ваша давняя подруга, иконы пишете с ее легкой руки?
- Она повлияла уже одним своим присутствием в моей жизни. Но изначально была очень интересная история. В качестве фотографа я работала в Ардатовском районе. Снимали фильм про отца Иллариона, и я должна была сделать фотографии монастыря с вертолета. Мы жили там неделю, и отец Илларион, считающийся прозорливым старцем, как-то сказал мне за чаепитием: «Я знаю, что ты художник. Хватит, дорогая моя, писать одни натюрморты, я благословляю тебя на иконопись». Интересно, что до этого я ничего про себя ему не рассказывала. Он просто говорил несколько фраз каждому из съемочной группы. Я приняла эту информацию, но долго разбегалась, начала писать иконы только год назад. Мне стало это очень интересно и сейчас продолжаю изучать всю доступную информацию по этой теме.  
- Увидит ли Саранск когда-нибудь фотовыставку Светланы Нестеровой?
- Не знаю, боюсь загадывать, обещать. Есть фотографии для души, на которых испытываю свои художественные приемы. Моя любимая модель - сынуля. Мне важно поймать какое-то  необычное движение, взгляд. Я люблю «репортажные» фото, они как наброски для художника. Уловить состояние человека для меня важнее всего. Я не студийный фотограф, мне интересно выцепить кусок жизни. В студии я работаю с красками… и с глиной. У меня есть коллекция керамики. Азам керамики меня учил Виктор Дырин. Начинала, как обычно, для себя. Было интересно попробовать что-то новое. Глиняные матрешечки иногда сдаю в Этно-кудо, а все самые удачные свои вазы храню дома. Делаю сувениры магнитики-куйгорожи. Я же оформила несколько книг для издательства с легкой руки Константина Шапкарина. Это были книги Ольги Пуссинен, финской писательницы, и Валерия Юрченкова. Моим любимым героем был Куйгорож. Его я леплю до сих пор. Пока работала в Жуковском, проиллюстрировала книгу о конструкторе Мясищеве.
- Что изменилось в вашем восприятии мира с материнством?   
- Я ощутила быстротечность времени. Стала отсчитывать его не годами, а десятилетиями. Время  уходит, убегает. Сейчас для меня главное время для творчества. Рано утром, вечером, в выходной день - стараюсь больше времени отдавать живописи. Я жаворонок, могу вскочить в четыре утра и многое успеть до начала трудового дня. У меня мольберт на кухне стоит, и не только там. Есть подруги, которые с удовольствием сидят с моим ребенком, чтобы я могла поработать. Есть люди, родные мне не по крови, а по духу. Нателла Тоидзе - родная мне по духу, мой замес, мое тесто.
Я сейчас естественно воспринимаю обстоятельства жизни, благодарю Бога за каждый прожитый день. Психологически я ощущаю себя на 45 лет. Мне комфортно с людьми этого возраста, есть о чем с ними поговорить. Я пришла к такому состоянию души и тела, когда каждый день говорю: «Господи, спасибо. За сына, за профессию - за все». Я сейчас ощущаю себя счастливым человеком...

Справка «ВС»
Художник и график Светлана Нестерова родилась в 1982 году в Саранске, окончила ДХШ № 1, затем Саранское художественное училище им. Сычкова и Мордовский государственный университет им. Огарева по специальности «культурология». Член Союза художников России с 2007 года, организатор творческого молодёжного объединения «Сияж-АРТ». Персональные выставки: 1998, 2000, 2004, 2005, 2009 - Саранск, 2009 - Хельсинки, 2010 - Москва (Московский дом национальностей), 2010 - Москва (Венгерский культурный центр). В настоящее время Светлана - штатный фотограф газеты «Мокшень правда».

Галина Балашова

 

                       

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Пенсионный вопрос

«В случае принятия законопроекта пенсии в среднем по Мордовии будут увеличены на 869 рублей»

Школа против!

Образовательные учреждения, занимающиеся подготовкой водителей, раскритиковали реформу, предложенную МВД