Данила Серганин: «Я - счастливый человек»

Культура

Есть такая профессия - музыкой управлять. Овладевают ею всю жизнь. Дирижер музыкального театра имени И.М. Яушева Данила Серганин пока в самом начале профессионального пути, ему нет еще и тридцати, но самый важный выбор он уже сделал. Сейчас он проходит ассистентуру в родной Нижегородской консерватории и руководит симфоническим оркестром музыкального театра. Между тем первая специальность Данила Серганина - инженер-атомщик. Как ему удалось дойти до дирижерского пульта, музыкант рассказал в интервью журналисту «ВС».
Данила вырос в многодетной рабочей семье в городе Бор, что в окрестностях Нижнего Новгорода, и в детстве о музыке не помышлял. Учился в лицее с физико-математическим уклоном, родители видели в нем будущего инженера. Но пути Господни, как известно, неисповедимы...
- Музыкой я начал заниматься поздно и совершенно случайно. В 5 классе нас тестировали педагоги музыкальной школы, и мне выдали бумажку, где было написано, что я могу заниматься в музыкальной школе. Тогда, видимо, был недобор на народное отделение, и меня взяли на аккордеон. В процессе учебы понял, что больше привлекает фортепиано, перевелся, окончил фортепианное отделение. В это же время я оканчивал и общеобразовательную школу. Надо было делать выбор - заниматься дальше музыкой или поступать в другой вуз.
Родители были категорически против музыкального училища. Поэтому, окончив лицей, я без экзаменов поступил в Нижегородский технический университет на специальность «Атомные электростанции, энергетические установки». Во время учебы в политехе мне не хватало музыки, поэтому пел в церковном хоре, приходилось даже подменять регента. Это меня все больше и больше захватывало, и я поступил на заочное отделение Московского института духовной музыки, на дирижерско-хоровой факультет. Совмещал учебу в двух вузах, ездил на сессии. Окончил бакалавриат технического университета с отличием, прошел практику на закрытом предприятии: зарплата хорошая, перспективы отличные. Но работа от звонка до звонка в полной изоляции меня не очень привлекала, и опять я встал перед выбором - заниматься наукой или полностью посвятить себя музыке.
Победила музыка. Я ушел с пятого курса университета поступать на дирижерско-хоровое отделение в Нижегородскую консерваторию. Вступительные экзамены стали шоком и для меня, и для комиссии. От меня не ждали таких знаний предмета, один из педагогов даже спросил: «Чем же вы тогда занимались 4 года в политехе?». Фактически я был на уровне выпускников музыкальных училищ, которые вместе со мной поступали. В Москве я учился у очень хорошего педагога, он заложил в меня азы дирижерской школы, поэтому на вступительных экзаменах я дирижировал более сложной программой, чем выпускники училищ. Через два года учебы в консерватории перевелся на оперно-симфоническое отделение, которое потом и окончил.
Занимаюсь любимым делом и с уверенностью могу сказать: я - счастливый человек. Я сделал для себя вывод, что лучше пожертвовать достатком, уверенностью в завтрашнем дне, чем заниматься не своим делом. В 18 лет я не решился на такой выбор, а в 22 принес диплом инженера родителям (смеется) и последовал зову души. Сейчас родители полностью приняли мой выбор, радуются моим успехам. Я - четвертый ребенок в семье, самый младший, старшие уже состоялись в профессии.
Еще обучаясь в консерватории, я начал работать. Волгоградскому театру нужен был хоровик, умеющий дирижировать. Консерватория рекомендовала меня. Я проработал там год, постоянно возвращаясь в альма-матер (я умудрился в тот год еще экстерном сдать сессии за два курса). Было тяжело, но это был опыт работы по профессии, который консерватория дать мне не могла.
Вернувшись через год в Нижний Новгород, стал руководителем хора старых нижегородцев, получил бесценный опыт. Потом получил приглашение в Саранск. Полгода работал с Сергеем Киссом, а потом все музыкальное хозяйство театра имени Яушева досталось мне.
Суметь завоевать авторитет, убедить  в своей правоте, конечно, нелегко, но я не стесняюсь просить совета у учителей, благо есть у кого. За этот год я заметно изменился. Когда ты второй дирижер и знаешь, за какой спектакль отвечаешь, сколько у тебя спектаклей, ты можешь заранее подготовиться и более детально разобрать с коллективом очередную задачу. Когда у тебя в руках весь репертуар и нет времени на детальное изучение программы, приходится другими методами вызывать интерес. В моем характере появились более настойчивые интонации, которые требует сама профессия.
Дирижер - профессия деспотичная, жесткость некоторых великих ее представителей стала легендарной. Для меня же примером являются дирижеры, сумевшие расположить к себе коллектив. Одним из таких великих примеров является Юрий Темирканов, которого оркестр пригласил стать художественным руководителем, между прочим, впервые в мировой практике. Или менее известный в России Карлос Кляйбер, сын дирижера Эриха Кляйбера, он для меня образец в творческом плане. Я, как и он, стараюсь оркестр не заставить, а увлечь. Можно сказать, это мой профессиональный девиз. Я  стараюсь уважительно относиться к музыкантам. Из-под палки тяжелее работать, нужно убедить коллектив в своей правоте, увлечь внутренними ощущениями. Тогда музыканты искреннее и точнее отзываются на то, что ты хочешь. Моя профессия предполагает бесконечное самообразование, стажировки в других коллективах и постоянный творческий рост. Общепризнано, что это профессия второй половины жизни музыканта. Юрий Темирканов о ней сказал так: «Дирижер - это посредник между гением и публикой, как священник в церкви - посредник между Богом и верующими».
Моя любимая музыка не театральная. Это симфонии и кантаты, масштабные сочинения, которые мы с музыкантами оркестра пока только пробуем исполнять. Театр все-таки подразумевает стабильность репертуара. Не скажу, что это скучно, от репетиции к репетиции, от спектакля к спектаклю находишь новые краски в известном материале, которыми хочется поделиться со зрителями.
Филармонический репертуар более широк и разнообразен, и там нет такого синтеза, как в театре. Это связано с чистой музыкой. Тут больше простора для дирижерской мысли. Хотя и на базе театра можно делать что-то новое.  В прошлом году мы с успехом показали программу «Музыка и мысли», исполнили симфонию № 9 Дворжака, «Рапсодию в стиле блюз» Гершвина. Этот репертуар настолько разнообразен и широк, что можно найти произведения, которые подойдут для нашего оркестра и публики. Например, в этом году мы попробовали новый жанр - рассказ под живую музыку. Пушкинскую повесть «Метель» актер Игорь Дьячков читал под сюиту Георгия Свиридова «Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Метель» и Первую симфонию Петра Чайковского.
Сейчас мы работаем над возобновлением балета «Лебединое озеро», хотим возобновить оперу «Паяцы», в разработке находится опера «Царская невеста», на постановку которой нами был выигран грант Главы республики. Мы налаживаем сотрудничество с Нижегородской консерваторией в плане поставки кадров. Надеюсь, что к нам приедут и новые музыканты, и вокалисты. 31 марта, например, Ленского в «Евгении Онегине» будет петь молодой тенор Константин Кириченко, оканчивающий в этом году консерваторию. Это будет своеобразное прослушивание и для него, и для нас.    
P.S. Дирижер Серганин счастливо женат. Супруга Наталья по профессии медик-лаборант, сейчас занимается воспитанием 8-месячного сына Павла. Семья музыканта обживается в Саранске. 

Галина БАЛАШОВА

 

                       

 

Поделиться в соц. сетях:

Случайные новости

Взятки на покойниках

В Октябрьском суде вынесен приговор бывшему сотруднику дежурной части отдела полиции УМВД по Саранску 38-летнему Александру Гудкову. Он...

Жертвы регресса

Пешеходов, виновных в ДТП, предлагают освободить от обязанности компенсировать стоимость ремонта поврежденного авто

«ПОЛКА ДОБРА» В САРАНСКЕ

Добра в городе стало больше! Вот уже несколько месяцев, как в Саранске реализуется актуальный проект - в некоторых магазинах города появилась...